Украина
26 августа 2019 г.
Тема распада Украины больше не табу
20 ЯНВАРЯ 2014, ФЕДОР ЛУКЬЯНОВ

Минувшее воскресенье ознаменовалось массовыми столкновениями в Киеве между сторонниками евроинтеграции и силами правопорядка. В ответ на применение силовиками свето-шумовых гранат и гранат со слезоточивым газом демонстранты сожгли четыре милицейских автобуса и два грузовика, закидали милицию камнями, палками и бутылками с "коктейлем Молотова". Лидет оппозиционной партии УДАР Виталий Кличко, пытавшийся предотвратить столкновения, вернувшись на Евромайдан, обратился к президенту Януковичу, призвав "остановить войну против граждан Украины" и "не идти по пути Чаушеску и Каддафи". Позднее он отправился в частную резиденцию Януковича в Межигорье на личную встречу с ним. В ходе встречи Янукович согласился на переговоры с оппозицией.

ИТАР-ТАСС

Вплоть до последних событий, даже в декабре, таких откровенно агрессивных выступлений либо не было вовсе, либо они были эпизодическими. На сегодняшний день выделилась часть протестующих, которая откровенно надеется на дестабилизацию обстановки силовыми методами и «проверяет на прочность» правоохранительные органы, которые сталкиваются с очень неприятной дилеммой. Потому что если они не будут реагировать, то тем самым продемонстрируют слабость, а это очень мощный катализатор протестов, а если будут реагировать слишком жёстко, то это может вызвать ответное ожесточение и, соответственно, тот же результат.

При этом содержательно, как мне кажется, ситуация не изменилась. Чего конкретно добиваются протестующие, кроме этой общей дестабилизации — непонятно. Так называемые «лидеры Майдана», руководители политических партий, которые всё это время, вроде бы, выполняли функции направляющей силы, похоже, теряют контроль. То, что Янукович обращается к ним, означает, что он пытается таким образом сгладить напряжение, но и для них самих сейчас вариант какой-то договорённости, компромисса с властью необходим. Потому что в противном случае в протестном движении верх возьмут радикальные, может быть, даже экстремистские силы, а им ни Кличко, ни Яценюк не нужны, они им только мешают. Ситуация неприятная для всех, и, как мне кажется, со стороны власти сейчас должен быть проделан какой-то очень хитрый манёвр, чтобы сбить эту агрессивную волну и втянуть ту оппозицию, которая готова разговаривать, в очередные вязкие переговоры непонятно о чём. Это то, чем украинская политическая элита занимается постоянно.

Никакой позиции России на этот счёт я пока не слышал, позиции Запада тоже почти что не было, только какие-то отдельные высказывания, например, запись в «Твиттере» помощника Обамы. Янукович у Запада симпатий не вызывает, поскольку в конце года он откровенно кинул европейцев, в циничной форме в последний момент отказавшись от подписания договора. Но при этом многие на Западе, особенно в Европе, понимают, что если дестабилизация пойдёт дальше, то ничего хорошего на Украине не будет. Там просто неоткуда взяться какому-то новому, свежему политическому потоку, а ухудшение ситуации просто гарантированно. И что потом делать, как вытягивать Украину? Просто взять и дистанцироваться как-то не очень удобно, Россия в случае перемен все свои обещания финансовой помощи, конечно, отзовёт, и как поступать с большой страной, находящейся в центре Европы и погружающейся в хаос, никто не знает.

Прямо сейчас рассматривать ситуацию, при которой Украина в какой-то момент распадется, это не так просто. Сил, которые официально и активно поднимали бы голос в пользу разделения, нет. Но то, что их нет сейчас, не означает, что они не появятся вовсе. Начиная с ноября месяца, тема разделения Украины, которая до этого была вообще табу, её не обсуждали и не поднимали, стала не то, чтобы легитимирована, но частью дискуссии. Пока не практической, но интеллектуальной. Такого не было раньше, такого не было в 2004 году. И если эта теоретическая возможность допускается не только в России, где об этом давно говорили, но и в самой Украине, и в Европе, для которой этот вариант нежелателен, но возможен, соответственно, не исключено, что эта идея будет набирать силу.

Фото ИТАР-ТАСС/ EPA / SERGEY DOLZHENKO













  • Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.

  • "Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.

  • Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Согласится ли Киев на «похабный мир»?
8 АВГУСТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очередное перемирие между украинскими военными и донбасскими сепаратистами, объявленное 21 июля, долго не продержалось. 6 августа минометной миной, привязанной к боеприпасу гранатомета (изобретение многолетней окопной войны), были убиты четверо украинских военнослужащих. Неформальным образом соблюдение перемирия гарантировалось первым телефонным разговором украинского президента и Владимира Путина. Поэтому Владимир Зеленский немедленно позвонил российскому президенту еще раз. Состоялся длинный разговор, содержание которого стороны излагают по-разному.
Прямая речь
8 АВГУСТА 2019
Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.
В СМИ
8 АВГУСТА 2019
"Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.
В блогах
8 АВГУСТА 2019
Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».