Украина
18 июля 2019 г.
Украина и Россия: определяется будущее
31 ЯНВАРЯ 2014, ЛЕВ ПОНОМАРЕВ



Открываю газету «Коммерсант», а там написано: «В первой половине 2014 года Россия и США попытаются завершить подготовку первой части пакета соглашений, создающих условия, аналогичные режиму зоны свободной торговли между странами — вчера эти вопросы в Давосе обсудили торговый представитель США Майкл Фроман и вице-премьер РФ Аркадий Дворкович». А уже 28 января, на саммите Россия-ЕС, аналогичные предложения делались и для Евросоюза. 

То есть получается, что мы всерьез обсуждаем аналог таможенного союза с Западом. Я безусловно за свободную торговлю и с США, и с Европейским союзом. Но нам, «российским подданным», федеральные каналы телевидения, надрываясь, объясняют, что США — главный враг России. Ладно бы это кончилось только пропагандой среди нашего населения. Но ведь весь конфликт в Украине, который уже привел к жертвам, возник из-за давления России на Украину, чтобы она вступила в Таможенный союз. И нам, «подданным», было объяснено, что либо Таможенный союз, либо европейский выбор — третьего не дано.

Уже многие сказали и написали о роковом выборе, который сейчас стоит перед украинскими властями и лидерами протеста, но не менее роковой выбор сегодня должны сделать и российские руководители, конкретно Владимир Путин. Огромное число безответственных и подлых публикаций злорадствуют по поводу кризиса в Украине, их авторы предвкушают распад соседней страны. Кровавая гражданская война в Украине станет колоссальным дестабилизирующим фактором для нашей страны: многомиллионные потоки беженцев, оружия, люди, хлебнувшие крови, — готовая школа насилия… Масштабы такой трагедии значительно превысят масштабы кровопролития на Кавказе, которое вот уже 19 лет терзает Россию.

А может, следовало бы подойти к Украине по аналогии с США и сделать нечто вроде зоны свободной торговли, не мешая при этом ее евроинтеграции. Тем более что это все-таки братский народ, а не «враг», как США.

Не будем повторять шаблоны. Но русские и украинцы действительно буквально переплетены своей историей, как немногие другие народы. Больше 10 миллионов украинцев живут в Российской Федерации. Примерно столько же жителей Украины считают себя этническими русскими. В истории отношений между Россией и Украиной были самые разные страницы, многие из них были трагическими. Но русские никогда не были врагами украинцев. Поголовная высылка запорожцев на Кубань, отмена обещанной по Переяславскому договору автономии, отмена оставшегося со времён Речи Поспополитой городского самоуправления (Магдебургского права), позорная политика принудительной русификации — на совести петербургских императоров, но не русского народа. Кровавый террор чекистов, сталинский Голодомор, подавление национального развития украинцев во время застоя — дело рук коммунистического тоталитаризма, который был одинаковым врагом и для русских, и для украинцев.  А между народами счетов нет.

Сейчас в Украине всё безумно напряжено — многие годы бедности, коррупции, произвола, политической беспринципности вывели людей на улицы. Лозунги евроинтеграции и национализма для многих протестующих — декорации, за которыми требования честного и справедливого государства, изживание беззакония и номенклатурного принципа организации власти, оставшихся неизменными с советских времен, несмотря на чехарду правящих партий.

История знает, как сравнительно незначительные инциденты могут привести к многолетнему кровавому конфликту. Такой конфликт становится самоподдерживающимся, разрастается уже на почве мести за гибель родных и друзей. Ещё страшнее — гражданская война. В эти дни в украинских городах, не побоюсь этого слова, решается судьба и Украины, и России, и всей Европы.

Все основные провоцирующие шаги делала украинская власть. Именно она интенсивно пропагандировала евроинтеграцию. Возможно, ей казалось, что это такая хитроумная игра, чтобы заставить Россию раскошелиться, вынудить Путина «откупить» Украину у Запада, так же, как это уже почти 20 лет происходит с Белоруссией. Но идея сближения с Евросоюзом и за счёт этого установления в своей стране правовых и экономических стандартов современной Европы оказалась очень популярной для молодого поколения. Внезапный разворот Януковича 21 ноября прошлого года стал для многих шоком. Люди почувствовали себя разменной монетой в руках правительства, игрушкой власти, а свою мечту о свободном и правовом государстве — оплеванной. Потом было жесточайшее избиение нескольких сот мирных студентов в центре Киева в ночь на 30 ноября — и демонстративная безнаказанность виновных. К такому «московскому стандарту» обращения с людьми современные украинцы не привыкли.

Последнюю точку поставило «ручное» голосование пакета законов, так же перечеркнувших конституционные права и свободы граждан, как это происходило у нас. Но в России «безумный принтер» старался почти два года, а там все случилось за несколько часов. После пролития первой крови включилась цепная реакция — начались захваты областных администраций, ведомств, оппозиционные партийные лидеры с их умеренными лозунгами быстро утрачивают поддержку. Начинается революционная эскалация — с неизбежным выходом на передний план печально прославившегося в русской истории типажа революционных «бесов». Но и у власти могут взять верх вполне отмороженные каратели. Быстро формируются обоюдные образы врага. Это уже фаза холодной гражданской войны. Мы пережили это с осени 1992 по осень 1993 года, когда такая гражданская конфронтация постепенно перешла в фазу войны горячей.

Но не только Украина оказалась перед страшным выбором. Если Россия, а точнее Кремль, будут поддерживать Януковича и «регионалов» в их дальнейших жестких мерах, эскалация украинских протестов не заставит себя ждать. Со всеми страшными последствиями для России, о которых я сказал ранее. Разумеется, гражданская война в Украине приведёт, среди прочего, и к новой холодной войне между Россией и Западом. И эта война даст повод окончательно задавить в нашей стране независимое гражданское общество, установить мертвящий полицейский режим. Который через отмеренный ему историей срок взорвётся. Поэтому сейчас буквально на десятилетия программируется судьба не только Украины, но и России.

Мы понимаем, что политика России на европейском направлении — это в значительной степени политика Газпрома и других отечественных супермонополий. «Газовые войны» последних лет ухудшили не только отношения с Украиной, но и отношение Запада к нашей стране, как 30 лет назад это делало  непрерывное давление СССР, с его танковыми угрозами.  И честное посредничество России совместно с Западом в разрешении конфликта на Украине может показать, что положение изменилось, что наша страна не стремится подчинить или «скупить» Украину. 

Сдержать радикалов в украинской партии власти могут и западные политики. И они уже делают это всеми возможными способами — и дипломатическими уговорами, и угрожая санкциями. Возможно, они добьются успеха и при посредничестве Евросоюза будет достигнут широкий политический компромисс. Но если Россия не будет своими действиями участвовать в этой посреднической функции, это будет означать, что она полностью и бесповоротно потеряет влияние на соседнюю страну. Неуклюжие метания российской дипломатии и односторонняя поддержка президента Милошевича во время кризиса в бывшей Югославии, особенно во время косовского конфликта, закономерно привели к кровавому конфликту в Югославии, а завершились тем, что Сербия ведёт интенсивную евроинтеграцию, а влияние России на Балканах заметно уменьшилось. 

Украинский кризис, повторюсь, имеет международное измерение. И поэтому он, при всём моём уважении к суверенитету соседней страны, может получить прочное разрешение только как комплексный компромисс.

Нетрудно понять, что если сегодняшние протесты удастся подавить репрессивными методами, то «железный занавес» протянется уже на украинско-польской границе. А после неминуемого падения Януковича (еще Наполеон говорил, что «на штыках нельзя сидеть»), к власти в Украине надолго придут откровенно антироссийские партии. Так бесцеремонные действия США в Латинской Америке сделали антиамериканизм одним из основных идеологических направлений в регионе.

Я призываю к большому комплексному компромиссу и во внутренней украинской политике, и к компромиссу между Украиной, Евросоюзом и Таможенным союзом. Он вполне возможен, как видно из переговоров о зоне свободной торговли с США. Разумеется, при урегулировании необходима и политическая амнистия, и мораторий на принятые «вручную» законы, и проведение досрочных выборов. А международное измерение компромисса обязательно должно учитывать и опасения Москвы по поводу давления на её рынок в результате украинской евроинтеграции, ведущих к ослаблению экономических позиций России.

Украина — самый настоящий мост между Россией и Евросоюзом, и политическая мудрость российского руководства должна заключаться в том, чтобы использовать этот мост для продвижения, в том числе делового, на Запад, а вовсе не в том, чтобы превратить этот мост в поле битвы с Западом.       

 












  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?