Украина
18 июля 2019 г.
Меньше единицы. Все, что вы хотели знать о «Правом секторе»
4 АПРЕЛЯ 2014, ИННА БУЛКИНА

ИТАР-ТАСС

Проще всего мне было бы написать сейчас, что о существовании «Правого сектора» я узнала из «запутинского телевизора». По большому счету, так оно и есть, и это эффектное начало для статьи о декоративной «партии», существующей едва ли не в первую очередь для того, чтобы создавать страшноватую картинку для известных телеканалов. Но это не совсем правда, потому что «Правый сектор» действительно существует, живет не в телевизоре, а в центре Киева (не так давно мы узнали, что штаб-квартира «ПС» находилась в гостинице «Днепр» — «интуристовской» высотке в самом начале улицы Грушевского), весь Крещатик нынче увешан его красно-черными флажками, и чуть ли не на каждом углу торчат скучающие люди в камуфляже с пластиковыми банками для сбора денег.

В действительности о «Правом секторе» всерьез заговорили 19 января, когда на Майдане впервые пролилась кровь и протест перестал быть мирным. Но до этого, если кто помнит, тоже были провокации, и первая — в ночь на 30 ноября, когда «Беркут» разогнал несколько сотен студентов (которые и представляли на тот момент великий и ужасный «Майдан»). А затем 1 декабря некие люди, которых в телевизоре называют «радикалы», пригнали грейдер на Банковую и штурмовали Администрацию президента.

Тогда много говорили о Дмитрии Корчинском, «генсеке» боевой организации «Братство», бывшем руководителе УНА-УНСО, авторе книги «Революция от кутюр» и обладателе медали «Защитник Приднестровья». Корчинский слишком известен как профессиональный провокатор, причем платный провокатор, его связи с Виктором Медведчуком и российскими спецслужбами тоже «большой секрет для маленькой компании». Именно Корчинского и его людей зафиксировала тогда видеокамера на Банковой, после чего Корчинского «слили». Он пропал из Киева, «Братство», как когда-то УНА-УНСО, стало отыгранной картой. Зато через какое-то время возник «Правый сектор» и мало кому известный доселе Дмитрий Ярош.

Зимой, когда Майдан реально стоял и сражался, «Правый сектор» был одной из множества «боевых единиц», наряду с «сотнями» Самообороны, Автомайданом, «Мистецьким Барбаканом» (вышедшими на Майдан художниками) и просто киевскими обывателями, которые ни к каким «сотням» и партиям не принадлежали, но наравне со всеми стояли под пулями, «подносили» шины и отстреливались брусчаткой. «Правый сектор» был разве что лучше других экипирован — как-то «по-киношному» и устрашающе. Именно поэтому его «бойцы» чаще всего «попадали в телевизор». Туда, кстати, практически не попадали люди «в цивильном» и в аптечных или самодельных масках, защите от газа и копоти. Это и было «лицо Майдана». Но телевизионным лицом (причем не только на российских федеральных каналах, на западных тоже) стали крутые парни в камуфляже и черных балаклавах. Они выглядели куда эффектнее.

Сейчас, когда в украинских СМИ и блогах стали много писать на тему: «Что такое ''Правый сектор'' и кто за ним стоит», всё больше вспоминают, что бойцы «ПС» не отличались в ратном деле, зато поражали своим искусством стремительного отступления.

Сегодня, когда Майдан стал отчасти мемориалом, отчасти — милитарной декорацией в центре Киева, на нем остались бомжи, обломки баррикад и… бойцы «Правого сектора». Почему-то вооруженные до зубов. О происхождении этого оружия ходит много слухов: то ли все это досталось Ярошу из разграбленных военных складов на Львовщине и Волыни, то ли приобретено на деньги, которые Янукович будто бы заплатил Ярошу в процессе какого-то сговора. Что там вообще происходило между Ярошем и Януковичем, мы вряд ли узнаем, но об их встрече 20 февраля стало известно лишь месяц спустя, когда Мустафа Наем опубликовал скан журнала посещений Администрации президента. И еще через пару дней, после того как Ярош стал кандидатом в президенты (одним из полусотни) и внес денежный залог в размере 2,5 млн гривен, была обнародована его налоговая декларация. За 2013 год вся семья Ярошей заработала… 802 гривны. Этот факт, скажем так, позабавил общественность.

Когда небезызвестные телеканалы, Яроша породившие и пустившие в массы мифологию «Правого сектора», пытаются навязать своим зрителям ощущение, что Ярош — боевой «лидер нации», а «Правый сектор» — не декоративная кучка провокаторов, существующая для устрашающей телекартинки, но могучая армия, наводящая страх и ужас на русскоязычное население несчастной Украины, они, понятное дело, создают некоторую параллельную реальность, вполне художественную. Они пугают, и проблема в том, что их зрителям в самом деле страшно. Но если бы зрители умели не только смотреть, но и читать, если бы они заглянули в пару-тройку сетевых украинских СМИ или популярных блогов, они бы с удивлением обнаружили, что нет сейчас в Украине более непопулярных персонажей, что по негативному рейтингу Ярош может соперничать разве что с Юлией Тимошенко, а его «позитивный» рейтинг колеблется в пределах одного процента. Рейтинг «Правого сектора» (то есть совокупный рейтинг всех входящих в него организаций, а их около десятка) несколько больше, на 26 марта, по данным СОЦИСа, КМИСа и Центра Разумкова, он составил 1,8 процента.

Это третье место с конца, меньше только у «Украинского выбора» Виктора Медведчука и «Нашей Украины» — партии Виктора Ющенко.

Пожалуйста, подождите
Киев

На фото: Украина. Киев. 22 февраля. Лидер "Правого сектора" Дмитрий Ярош (в центре) во время траурного мероприятия по погибшим в результате антиправительственной акции протеста 18-20 февраля на Майдане Незалежности.

Фото ИТАР-ТАСС/ Максим Никитин

















  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?