В оппозиции
14 июля 2020 г.
В Воронеже борются с пятой колонной с помощью зеленки
2 ИЮЛЯ 2014, ЛЕВ ПОНОМАРЕВ

В Воронеже неизвестные напали на члена президентского Совета по правам человека Андрея Юрова. Двое человек в балаклавах нанесли ему несколько ударов и плеснули зеленкой в лицо. Врачи поставили диагноз: химический ожог конъюнктива первой степени. Несколько дней назад в Воронеже завершился фестиваль «Город прав», против участников которого была проведена серия провокаций. Так, 25 июня в центре города появилась растяжка с фотографиями участников ДПЧ, а также других социально-активных граждан Воронежа, на которой было написано: «5 колонна в Воронеже. Это предатели, сволочи и просто уроды! Знай в лицо».



Это нападение, скорее всего, месть, тем более все сделано так картинно, с балаклавами. Юров занимался совместной миссией российских и украинских правозащитников, он с самого начала  нынешних событий проводил много времени на Украине, собирал там сведения о нарушении прав человека. Российские правозащитники очень объективно относятся к сбору данных, они говорят и о нарушениях прав человека со стороны украинской власти, и следят за тем, что происходит в Донецкой республике. Так что нападение на Юрова — это тем более омерзительная выходка. Любое насилие омерзительно, но если бы люди, которые это заказывали и осуществляли, понимали, что только объективность может способствовать уменьшению жертв в Донецке и Луганске, они никогда бы так не сделали.

При этом нельзя сказать, что в последнее время нападений на правозащитников произошло особенно много. То, что НТВ раскручивает свою кампанию, подталкивая к таким нападениям — очевидно, но оно всегда этим занималось. Другое дело, что, поскольку роль политической оппозиции сейчас снижается, правозащитники выходят на передний план как оппоненты режима. Надо понимать, что они не занимаются политикой, а только выступают как оппоненты грубому нарушению прав человека со стороны власти, но сама власть это часто воспринимает как политическую борьбу. Тем более это так видят ангажированные журналисты, которые хотят выслужиться. При этом стоит осознавать, что большинство самых заметных правозащитных организаций сейчас финансируются президентскими грантами, тот же Юров является членом Совета по правам человека при президенте Российской Федерации. И неплохо было бы, если бы власть обратила внимание на подстрекателей и как-то их одёрнула.

Довольно трудно оценить, стало ли в последнее время работать сложнее или проще. Какое-то напряжение есть всегда. Меня, например, генерал-майор полиции бил ногами по голове, не так много людей в стране удостаивались такой чести. Я возбудить уголовное дело против этого человека не смог, хотя в этом был заинтересован Лукин, Уполномоченный по правам человека, которого тогда не пускали в здание. Но этот человек, Бирин, по-прежнему работает и занимает довольно крупный пост, тогда он был начальником Управления координации деятельности по противодействию коррупции, фактически главный по этому вопросу в Москве. Позже Собянин, компенсируя мне эту историю, выделил помещение для нескольких организаций, которыми я руковожу.

Так что пока режим нас сохраняет. В некотором смысле мы ему полезны — кто ещё будет «ставить на место» силовиков и чиновников? Мы тесно работаем с государственными правозащитными институтами, с Эллой Памфиловой, с Федотовым. Но в тоже время власти разжигают к нам ненависть. Для них было бы идеально, если бы мы находились под их управлением, но пока что особенного давления не оказывается.


Фото из твиттера Ивана Кондратенко















  • Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...

  • «Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.

     

  • Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Обнуление ведет к взрыву
13 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если главный начальник страны еще раздумывал, разгонять эту Думу досрочно или нет, то массовые протесты, охватившие Хабаровск, должны подтолкнуть его к правильному решению. Уж больно глазливые нынче депутаты пошли. Что ни задумают, все наперекосяк получится. Вот стоило им, исполненным верноподданнических чувств, внести новый замечательный закон об уголовном наказании за призывы к отторжению российской территории, и вот, пожалуйста – на многотысячном митинге в столице субъекта Федерации звучат лозунги «Это наш край!», «Путина в отставку!», «Москва, уходи!». Говорят, кто-то даже поднял флаг существовавшей в 1920–1922 годах Дальневосточной республики.
Прямая речь
13 ИЮЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...
В СМИ
13 ИЮЛЯ 2020
«Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.  
В блогах
13 ИЮЛЯ 2020
Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.