Катастрофы
05 декабря 2020 г.
Итоги недели. Кто же виноват?

ИТАР-ТАСС

Август, месяц российских ужасов, пришел в июле. В московском метро на Арбатско-Покровской линии произошла самая крупная в истории катастрофа: более двух десятков погибших. На следующий после трагедии день все ведающий Следственный комитет уже задержал виновных. Ими оказались дорожный мастер и его помощник. Они, по версии следствия, неправильно закрепили стрелку. Видимо, ощущая, мягко говоря, смехотворность этой самой версии, следственные начальники грозно заявили, что готовы задать вопросы и более высокопоставленным ответственным лицам. Наверное, доберутся аж до начальника депо. Или, страшно сказать, до начальника какого-нибудь департамента.

Тут же, как по заказу, появились комментарии о том, что идти выше, требовать увольнения директора метрополитена Беседина и зама московского мэра Ликсутова вроде бы бессмысленно. В самом деле, не они же обвязывали злополучную стрелку трехмиллиметровой проволокой, не они принимали зачеты по технике безопасности у дорожного мастера и его помощника. Ну вот, теперь демшиза, кривят губы профессиональные циники, начнет верещать, что виноват кровавый режим.

Здесь возникает самый любопытный вопрос: а кто же все-таки виноват? Мне, простому москвичу, который минимум дважды в день проезжал и, увы, будет проезжать этот самый участок метро, интересно, а кто, собственно говоря, несет ответственность за то, что я живым доеду до дома? Ну не дорожный же мастер с помощником. Еще один небезынтересный вопрос, а за что, собственно говоря, господа Ликсутов и Беседин получают свои немалые зарплаты? Я-то по наивности полагал, что за организацию работы метро и, прежде всего, за обеспечение моей безопасности, как и безопасности миллионов людей, которые каждый день спускаются под землю.

И вот ровно здесь выясняется, что в рамках путинской вертикали власти эти начальники (как все прочие) отвечают за что угодно: за балансирование бюджета, за регулярное выражение всеми сотрудниками любви к президенту — но только не за нашу безопасность (о глупостях, вроде комфорта, речи давно уже не идет). Сам главный начальник, находясь за тридевять земель от подведомственной страны, все же посчитал нужным расставить все необходимые точки и определить, как далеко следует заходить следствию: «Если будет доказано, что конкретный человек, такой-то, такой-то, и по их вине произошла эта катастрофа (а это ужасная катастрофа, и я хочу ещё раз выразить соболезнования семьям погибших и высказать слова солидарности пострадавшим, и мы сделаем всё для того, чтобы помочь им), следственные органы должны будут изобличить виновных (я уже вчера с Бастрыкиным на этот счёт говорил) и привлечь к ответственности этих виновных, но именно конкретных людей, тех, кто виноват».

Это демонстративное стремление к «конкретике» аккуратно выводит из зоны ответственности больших номенклатурных руководителей. По сути это развернутая концепция взаимоотношений «низов и верхов» в представлении Путина. Наказывать следует конкретного слесаря, мастера, стрелочника, который что-то там не докрутил, не довязал, не включил. При этом никакой вины не числится за теми, кто должен создать некую систему, чтобы все эти «конкретные» люди могли бы и хотели работать хорошо. Таким образом, и сам Владимир Владимирович выводится из-под любой ответственности за некомпетентность и безответственность огромного количества чиновников, населяющих многочисленные этажи выстроенной им вертикали власти.

Тот же московский метрополитен представляет собой закрытую организацию. Известно лишь, что он регулярно поднимает цену за проезд. А вот как тратятся собранные с граждан деньги – великая тайна. Мало этого, сотрудники метро, как сообщают СМИ, вынуждены работать сверхурочно, в нарушение всех правил. При этом они зависят от благоволения начальника, который может срезать слишком принципиальным премию, составляющую половину зарплаты. Это, согласитесь, вполне внятная система управления. Но прямой связи с катастрофой здесь нет. И обвинений предъявлять некому. И уж точно при таком подходе невозможно предъявлять претензий к российской власти за августовские катастрофы, приходящие с фатальной неотвратимостью.


На фото: Россия. Москва. 15 июля. Тела погибших в результате аварии в метро между станциями "Славянский бульвар" и "Парк победы" на Арбатско-Покровской линии.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Джапаридзе












  • Михаил Крейндлин: Мы сами склоняемся к версии техногенного происхождения, хотя однозначно это станет понятно после результатов анализа.

  • ДОЖДЬ: По мнению «Гринпис», экологическая катастрофа произошла из-за полигона. Власти заявили о готовности рекультивировать его вне зависимости от результатов исследований причин происшествия.

  • Ёшкин Крот: Достигнув ошеломляющих «успехов» в уничтожении всего живого на суше, российское государство решило не останавливаться на этом — и достигло дна. В буквальном смысле

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В катастрофе на Камчатке подозревается Тихий океан
9 ОКТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Следственный комитет (СК) России возбудил уголовное дело по факту загрязнения вод на Камчатке и гибели морских животных. Кого конкретно подозревают подчиненные Бастрыкина, пока не уточняется. Но есть версии, которых придерживается ряд высокопоставленных чиновников. Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин уже заявил, что произошедшее на Камчатке скорее всего не носит техногенного характера. По его словам, в пробах воды и почвы с полуострова не нашли превышения норм по нефти, нефтепродуктам и их аналогам. «Есть вторая версия — природная. Наша академия наук говорит, что в этот период времени, в период штормов, происходят какие-либо явления, связанные с повышением токсичности», — сообщает Кобылкин.
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2020
Михаил Крейндлин: Мы сами склоняемся к версии техногенного происхождения, хотя однозначно это станет понятно после результатов анализа.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2020
ДОЖДЬ: По мнению «Гринпис», экологическая катастрофа произошла из-за полигона. Власти заявили о готовности рекультивировать его вне зависимости от результатов исследований причин происшествия.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2020
Ёшкин Крот: Достигнув ошеломляющих «успехов» в уничтожении всего живого на суше, российское государство решило не останавливаться на этом — и достигло дна. В буквальном смысле
Парад вранья. Увы, не последний
4 ИЮНЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Главный начальник стал часто гневаться. Несколько недель назад ручку изволил швырнуть при обсуждении перспектив паводков и пожаров, неизбежных, как мы понимаем, в подведомственной стране. Вот и сейчас, при разборе полетов, связанных с беспрецедентной экологической катастрофой в российской Арктике — из лопнувшего резервуара ТЭЦ под Норильском вытекла 20 тыс. тонн дизельного топлива, — Путин сильно сердился на подчиненных. «Что доклад-то? И закончил. А что делать-то? Вы же губернатор», — это президент обращается к губернатору Красноярского края Уссу.
Прямая речь
4 ИЮНЯ 2020
Николай Сванидзе: Катастрофа произошла неожиданно, как любая катастрофа, и местное начальство не успело между собой сговориться и решить, кто виноват.
В СМИ
4 ИЮНЯ 2020
"Московский комсомолец": Путин побледнел от гнева и кричал про ЧП в Норильске.
В блогах
4 ИЮНЯ 2020
Кирилл Шумихин: Не удивлюсь если это продукт наплевательства на безопасность и использования дешевых материалов. Прямо как в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово...
О коронавирусе, «зарубежных вбросах» и Чернобыле
6 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сначала три цитаты. «ФСБ докладывает, что информационные вбросы по новому коронавирусу идут из-за границы. Это, к сожалению, нас сопровождает всегда. Цель таких вбросов понятна — посеять панику среди населения», — Владимир Путин, президент России. «Сегодня мы боремся с коронавирусом, который, возможно, является биологическим оружием США, распространенным сначала на Китай, а затем на Иран и другие страны», — Хосейн Салями, командующий Корпусом стражей исламской революции. «Если запретить рассказывать о коронавирусе по телевизору и в соцсетях, то через месяц не будет не только эпидемии, но и сам вирус сдохнет», — Виталий Третьяков, декан высшей школы телевидения, МГУ.
Прямая речь
6 МАРТА 2020
Леонид Гозман: У властей нет механизмов, чтобы бороться с этой угрозой. Ведь реально независимых от властей профессиональных органов контроля не существует.