Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Алексей Арбатов: Кремль хочет показать США и Европе, что после денонсации Договора о ракетах средней и меньшей дальности и в условиях неопределённого будущего СНВ-3 Россия никого не боится...

  • ТАСС: Предоставление сведений по подобным учениям не предусмотрено какими-либо международными обязательствами и является добровольным жестом.

  • Геннадий Бронфельд: Коммуно-путинская Россия готовится к масштабной ядерной войне, где не выживет никто, по крайней мере в России. Т.е. к массовому самоубийству государства Россия.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Репетиция катастрофы
17 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
С 15 по 17 октября на всей территории Российской Федерации происходит репетиция всеобщей ядерной войны. Называется она командно-штабными учениями «Гром-2019». Как сообщили российские военные иностранным военным атташе (отдельно оговорившись, что речь идет о проявлении доброй воли, так как договоры к этому не обязывают), в учениях будут задействованы войска всех четырех военных округов и Северного флота. В ходе учений предполагалось запустить 16 крылатых и баллистических ракет. Две ракеты РСМ-50 (SS-N-18) будут запущены с подводных лодок по полигону Чижа в Архангельской области. Еще одна баллистическая ракета — «Синева» (SS-N-23) — будет запущена с подводной лодки по камчатскому полигону Кура.
Прямая речь
17 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Арбатов: Кремль хочет показать США и Европе, что после денонсации Договора о ракетах средней и меньшей дальности и в условиях неопределённого будущего СНВ-3 Россия никого не боится...
В СМИ
17 ОКТЯБРЯ 2019
ТАСС: Предоставление сведений по подобным учениям не предусмотрено какими-либо международными обязательствами и является добровольным жестом.
В блогах
17 ОКТЯБРЯ 2019
Геннадий Бронфельд: Коммуно-путинская Россия готовится к масштабной ядерной войне, где не выживет никто, по крайней мере в России. Т.е. к массовому самоубийству государства Россия.
Китайцы тоже попадут в рай
8 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Встречи Владимира Путина с избранными иностранными спецами по России, объединенными в клубе «Валдай», традиционно приносят сенсации. В ходе этих встреч главный начальник страны позволяет себе выйти за рамки дипломатического протокола и дает слушателям тему для обсуждения на весь следующий год. Так в 2018-м Владимир Путин пожелал обсудить тему ответно-встречного ядерного удара. Эта концепция заключается в том, что российские спутники и наземные станции предупреждения о ракетном нападении своевременно фиксируют массированный пуск американских ракет в направлении нашей страны. 
Прямая речь
8 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Цыпляев: У России тут выгода только одна – финансовая. Наш военно-промышленный комплекс сможет заработать. Но с точки зрения увеличения безопасности это не добавляет нам ничего. 
В СМИ
8 ОКТЯБРЯ 2019
Sohu (КНР): Сам факт такого сотрудничества важнее любого другого заявления в рамках российско-китайских отношений.
В блогах
8 ОКТЯБРЯ 2019
pravdoiskanie: Также в ходе дискуссии в рамках XVI ежегодного заседания клуба «Валдай» президент России заявил, что сдерживание Китая невозможно, а тот, кто будет пытаться это сделать, нанесет урон себе.
Прямая речь
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: ...реально это не единое государство, а просто несколько небольших шагов в сторону интеграции, которые никак не угрожают власти Лукашенко...
В СМИ
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Коммерсант: ...речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе...