Итоги года
20 октября 2019 г.
Итоги года. Историю пустили в расход
8 ЯНВАРЯ 2015, НИКИТА СОКОЛОВ

ТАСС

Ноздрев был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. …или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели. …или проврется самым жестоким образом…

Николай Гоголь. 1842.

Подводить итоги года вообще занятие неблагодарное. Пока он не отошел в вечность. Мало ли какой еще фортель выкинет напоследок. А 2014 год выдался особенно тяжелый. Плотно набитый событиями. Но кое-что в его наследстве уже необратимо и может быть подытожено. Начать с того, что российские власти довели-таки в этом году практически до завершения процесс последовательного разрушения, выхолащивания, обращения в симулякры всех общественных институтов. Про деградацию суда, прессы, полиции, общественных палат, наблюдательных советов etc. писано много. Но досталось в этом году и истории. А историческое сознание — важный общественный институт.

Ход истории явно ускорился, и, как оно всегда при таких ускорениях бывает, обнажился ее механизм. Механизм этот очень незамысловат, вопреки кабинетным измышлениям любителей истории фатально целеустремленной и тотально закономерной. История — поле свободного творчества человека. Действующего, разумеется, «в предлагаемых обстоятельствах», но уж как эти обстоятельства в голове у него преломляются, никто предсказать наперед не может. Можно только увещевать его держаться морали. Собственно, об этом еще апостол Павел писал: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти…» (Галатам 5:13). Но где они те галаты. А нам в начале года (содержательно-новый 2014-й в отличие от календарного начался в ноябре 2013-го) утвердили Историко-культурный стандарт, которым велено детей наставлять в том духе, что существует неотвратимый «исторический процесс» и суть этого процесса применительно к России — постоянное укрепление государства, благодетельного во всех его опричных безобразиях. Парадоксальным образом эти попытки укрепить в российском общественном сознании образ «субстанциональной» истории как особой сущности, неподвластной воле частного человека, предпринимались на фоне киевского Майдана, как раз эту спонтанную мощь свободного человека наглядно и демонстрировавшего.

Общественная ценность исторического знания заключена в бесконечном многообразии прошлого опыта. И тут важны два момента. Во-первых, знания о промахах, неудачах и преступлениях предков представляют нисколько не меньшую, а нередко и большую ценность, нежели память о победах и одолениях. Попытка вычистить из истории «темные страницы» помимо очевидной безнравственности нехороша еще и тем, что оставляет гражданину «половину мозга». Во-вторых, общество сталкивается все время с новыми задачами и невозможно предсказать наперед, какие прошлые опыты окажутся полезными в будущем. Собственно, поэтому профессиональные историки постоянно прошлое переосмысливают, задаваясь из настоящего новыми вопросами к прошедшему. Процесс этот можно, разумеется, заклеймить как преступное «переписывание» и даже вовсе запретить, но обществу от этого не поздоровится. Между тем в исторической политике российской власти обе убийственные для исторического опыта тенденции отчетливо просматриваются. В марте воздвигнуто было гонение на профессора МГИМО Андрея Зубова, осмелившегося непатриотично указать на пугающие черты сходства российского «крымнаша» с аншлюсом Австрии Третьим рейхом в 1938-м. А в мае вступил в действие «закон Яровой» (новая статья 354.1 УК РФ) об уголовной ответственности за отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала в Нюрнберге, за одобрение преступлений, установленных этим приговором, а также за распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны. Закон существенно затруднит исследования и дискуссии о войне, главным образом о той ее ипостаси, которая в советское время была для исследователей табу и только в последнее десятилетие начинает обрастать основательной литературой — о собственно народных настроениях и опытах войны. Осенью ожидаемой атаке подверглось историко-просветительское общество «Мемориал», которое по преимуществу кодификацией этой непарадной народной памяти и занимается.

Мало того, в новой статье УК есть еще и пункт 3, криминализующий «распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества». Чем безусловно затруднится изучение всей без исключения российской истории. Во всяком случае, ничто не мешает теперь запихнуть на 3 года в тюрьму школьного учителя, который осмелится рассказать ученикам реальную предысторию «Ледового побоища» или действительную расстановку сил на Куликовом поле, решительно не совпадающие с «легендами» славных дат в законе.

Тяжелым ударом по народной исторической памяти несомненно обернется стремительное обессмысливание в уходящем году исторических терминов и понятий. На протяжении многих десятилетий, по крайней мере с 1965 года, советские, а затем и российские идеологи отстраивали из специальным образом препарированного образа «Великой отечественной войны» «скрепу» для сплочения нации вокруг власти. Преуспели настолько, что 9 мая сделалось единственным общепочитаемым государственным праздником. В уходящем году этот гигантский символический капитал спалили в пропагандистской топке, когда заставили отечественного обывателя поверить, что в Украине насмерть бьются с «фашистами» и «карателями» «народные ополченцы». Реальная картина украинской бойни скоро сделается общеизвестной, такое шило ни в каком мешке не утаить. А разочарование в официозном вранье ударит рикошетом и по памяти о настоящей Великой Отечественной, с неизбежными последствиями для надежности «скрепы».

Однако самый тяжелый удар по историческому сознанию нации наносят сейчас российские политики, извлекающие наперебой из пыльных анналов оправдательные аналогии и прецеденты. Так в обоснование крымской аннексии чаще всего поминают аннексию Техаса Северо-американскими соединенными штатами в конце 1840-х. Интенсивность этих архивных изысканий и простодушная вера в их эффективность обнаруживает глубокое выпадение наших спикеров из мирового культурного процесса. Фундаментальная особенность современной культуры заключается в понимании историчности мира, то есть осознании того, что прошедшие времена отличались от нынешних, а наши предки принимали решения, исходя из иных представлений о мире и должном, нежели мы. Грубая редукция, заключающаяся в тезисе «всегда все было одно и то же, ну, как сейчас», лишает мир этого важного измерения, создавая иллюзию косного пространства, в котором могут быть эффективны «простые» и даже «окончательные» решения.

В 1940 году Джордж Оруэлл в рецензии на английское издание гитлеровской «Майн Кампф» отметил важное качество сочинителя: «Поражает косность интеллекта, статика взгляда на мир. Это застывшая мысль маньяка, которая почти не реагирует на те или иные изменения…». Мир с тех пор еще переменился, строй мысли российских начальников, кажется — нет.


На фото: Россия. Москва. Специалист запускает часовой механизм курантов на Спасской башне Московского Кремля (на снимке). Для перехода на зимнее время куранты были остановлены после того, как пробили час ночи и вновь запущены ровно через 60 минут.
Фото ТАСС/ Григорий Сысоев















  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».