Итоги года
18 августа 2019 г.
Итоги года. РПЦ: посреднические услуги на возмездной основе

ТАСС

Церковный год не принес особых неожиданностей — повестка, сложившаяся после «болотных» выступлений, лишь получила более детальную разработку и дальнейшее оформление. Начало года ознаменовалось вполне знаковыми событиями: с одной стороны, граждански активная часть мирян направила патриарху петицию с «вопрошаниями» по широкому кругу проблем: от недоумений по поводу того, что«современный курс РПЦ МП являет собой полную идентификацию с внутренней политикой государства», до тревоги за положение рядовых священников, которые становятся все более бесправными. Петиция, как водится, осталась без ответа.

С другой — ежегодная образовательная конференция Русской православной церкви Рождественские чтения впервые распространила свои мероприятия уже не только на Госдуму (это произошло в 2013-м), но и на Совет Федерации. То есть институциональное сращивание церкви и государства продолжилось. Примеров тому можно было наблюдать в ушедшем году множество Вспомним хотя бы разрешение Департамента образования Москвы проводить в общеобразовательных школах во внеурочное время занятия воскресных школ. На безвозмездной основе конечно же. Хотя школы сейчас изо всех сил понуждают зарабатывать деньги.

Риторика активистов молодежного православного движения «Георгиевцы», находящегося в послушании у священноначалия РПЦ и периодически устраивающего акции против «оскорбляющих религиозные чувства» концертов и спектаклей, пополнилась такими «грехами», как «идеи протеста, несогласия, противления власти, насильственного свержения власти». Словарь депутатов, в свою очередь, обогатился понятиями «грешное поведение», «человек, являющийся бесовствующим субъектом» и т.д. А президент в Послании Федеральному собранию прямо заговорил о «сакральном значении» для России Крыма, древней Корсуни, как места, где на основе христианства произошло «формирование единой русской нации и образование общей государственности».

Впрочем, тема «воссоединения» с Крымом старательно замалчивалась в церковном пространстве — патриарх даже не присутствовал на оглашении крымской речи президента: опасность отделения Украинской православной церкви Московского патриархата (а это добрая половина РПЦ — почти 13 тысяч общин из чуть более 30 тысяч) была как никогда велика, поскольку украинская кампания России в очередной раз всколыхнула борьбу за поместную церковь в республике.

С началом событий на Донбасе патриарх придерживался исключительно миротворческой линии поведения. Однако его призывы к умиротворению и молитвам о преодолении междуусобной брани входили в явное противоречие с созданием от имени Союза православных граждан Новороссии «православных батальонов» и поведением многих воюющих за «независимость» юго-востока ополченцев, которые всячески демонстрировали свою связь с Русской православной церковью. Да и внезапно полюбившийся власти концепт «русского мира», вдохновенным пропагандистом которого патриарх Кирилл оставался последние лет восемь, лишь укреплял подозрения, что на самом деле захватнические поползновения России не вызывают в нем отторжения.

Весь год РПЦ успешно встраивалась в систему государственной пропаганды. На федеральных каналах один за другим показали несколько «антисектантских» репортажей, дискредитирующих церкви евангельских христиан совершенно в духе информационных войн: пасторов-евангелистов обвинили в организации «клубов и борделей», а созданные протестантами реабилитационные центры — в вымогательстве денег и применении психотехник. Православный эксперт и борец за национальную безопасность Роман Силантьев в интервью авторам репортажа сообщил, что в период первого Майдана (2004 г.) «основной ударной силой выступали» именно евангельские христиане.

На исходе года стало известно о намерениях государства увеличить объем бюджетных вливаний в церковную инфраструктуру. В прошлом году Госдума впервые выделила почти два миллиарда рублей не на восстановление храмов и монастырей, как обычно, а на строительство епархиальных управлений для появившихся в результате администнративной реформы РПЦ новых епархий и митрополий. В этом — в рамках целевой федеральной программы «Укрепление единства российской нации» решено распределить 1,4 млрд рублей среди православных НКО, занимающихся «духовно-просветительской деятельностью». Около миллиарда пойдет на создание духовно-просветительских центров. По информации РБК, все получатели субсидий зарегистрированы незадолго до конкурса — в декабре 2013-го – феврале 2014 года (что поневоле навевает подозрения, что они были созданы «под деньги»); в названиях 21 из 23 организаций присутствуют слова «строительство» или «реставрация». Самую крупную субсидию — 100 млн рублей — получила АНО «Каинский строительно-реставрационный центр», во главе которой стоит настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы города Барабинска. Центр собирается организовать в Новосибирской области три площадки для церковно-общественных мероприятий. «Мы будем взывать к православию как культурообразующей религии нашей страны, но сотрудничать с другими конфессиями тоже будем», — пообещал РБК священник.

Представление о характере будущей духовно-просветительской деятельности дает сайт Каинской епархии, одной из недавно образованных в рамках уже упоминавшейся административной реформы. Там, например, есть рассказ о военно-патриотических юношеских сборах, в которых участвовала молодежь из приходов Каинской епархии. Подростки, юноши и девушки, с удовольствием позируют с ружьями в руках, при этом рассказчик походя замечает, что литургия, отслуженная во время похода в сельском храме, для некоторых участников мероприятия стала первой. Русская церковь, похоже, понимает воцерковление как одновременное научение оглашаемого навыкам владения оружием и молитвенной практики.

Что же, это вполне в духе антилиберальной православно-консервативной парадигмы и установки на внешнего врага, которые в последнее время культивируют и официальная церковь, и власть. Ответственный в патриархии за общество протоиерей Всеволод Чаплин вообще уверен, что Россия вот-вот положит конец «американскому проекту», как когда-то остановила «наполеоновский проект», «гитлеровский проект». «У нас... сегодня опять есть шанс, как в 1941 году, остановить нашим идейным оружием наступающие идейные "танковые колонны" тех, кто считает, что уже подчинил себе весь мир», — заявил он.

Наше «идейное оружие» все время совершенствуется, последнее изобретение — фактическое признание побоев детей традиционной ценностью. Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства во главе с протоиереем Димитрием Смирновым отказалась поддержать внесенный в Думу законопроект о запрете физического наказания детей. Церковь стоит «за традиционную культуру семейного воспитания», «за использование в воспитании детей умеренных и разумных физических наказаний», ибо «имеющиеся данные методологически корректных научных исследований не позволяют утверждать, что умеренное и разумное применение физических наказаний при воспитании детей в контексте нормальных семейных отношений причиняет им какой-либо значимый вред».

Жупел «традиционных ценностей» и страстное желание поставить заслон ювенальной юстиции, с которой церковь яростно борется с того самого момента, как она стала обретать в России хоть какие-то правовые очертания, не дает разглядеть церковным «защитникам детства» проблему во всей ее травматической сложности. В синодальном отделе опасаются возможных перекосов, того, что родители могут оказаться в тюрьме за какой-нибудь подзатыльник (что при наших судебных порядках, конечно, не исключено). И как-то упускают из виду, что, по данным Института социологии РАН, 52% родителей в России регулярно бьют детей. Знакомый ответ — возрождение института семьи в домостроевской модели — кажется им предпочтительнее попыток ослабить паталогическую цепь насилия, которое передается из поколения в поколение.

На этом фоне раздача церковных орденов Олегу Добродееву и Дмитрию Киселеву воспринимается как вялый знак привычного уже сервилизма патриархии: невозможно расписаться в лояльности государству единожды, это идол, который требует жертв на свой алтарь снова и снова.

Вполне государственнически настроены и священнослужители, которые все чаще высказываются за необходимость государственной идеологии, хотя это, конечно, чистое лукавство с их стороны. Еще совсем недавно в патриархии требовали, чтобы школьный учебник по светской этике, написанный для курса ОРКСЭ, проходил конфессиональную экспертизу именно на предмет независимости от мировоззренческих доктрин — гуманистической, например. Аргументируя это тем, что недопустимо навязывать детям идеологию, и вот теперь...

Призыв питерского депутата Виталия Милонова напитать нашу Конституцию содержанием, которое бы отражало «духовно-идеологическое наполнение нашей страны», поддержало большинство опрошенных порталом REGIONS.RU священнослужителей. Общее мнение, наверное, можно выразить фразой иерея из Орла Андрея Михалева: «Без идеологии государство как система перестает работать». Однако нужно понимать, что священники приветствуют закрепление в Конституции идеологии, в рамках которой «вопросы конфессиональные» также будут «уточнены, чтобы не было разночтений». При малейшем неблагоприятном для церкви повороте все они как один тут же опять превратятся в ярых противников идеологии.

Встречаются, впрочем, в опросе и вполне разумные предложения. Например, благочинный Адамовского округа Орской епархии Вячеслав Кочкин считает, что «у нас многогранное общество» и Конституция должна «объединять, а не разъединять население нашей страны».

Еще дальше в своих размышлениях о взаимовлиянии идеологии и религии пошел архимандрит Кирилл Говорун: «Церковь не может создать зону, свободную от идеологий, но она может обезвредить идеологии, превращая их из фактора разделения в фактор динамического развития». В России этого пока явно не происходит.


















  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».