Наш ответ Левиафану



Протоиерей Всеволод Чаплин перешел от слов к делу. Тему «православного банкинга» он поднимал уже неоднократно, а вот теперь решил засучить рукава. Губернаторам областей, известных инициативами «по поддержке православного образа жизни», разосланы, как пишут «Известия», письма с предложением принять участие в формировании православной финансовой системы. Ее главными принципами должны стать «отсутствие ссудного процента, а вознаграждение от инвестиций в совместные проекты должно зависеть от доходности предприятия». Ну и конечно же «запрещается деятельность, не направленная на создание реального общественного богатства... основанная на разнице цен и ином спекулятивном поведении».

При этом, как объяснил все тем же «Известиям» руководитель рабочей группы Московского патриархата по созданию православной финансовой системы Дмитрий Сурмило, «по сути губернаторы не будут принимать решение, помогать или не помогать нашей инициативе, — мы просим их только подключиться к мобилизации православной и бизнес-общественности своих регионов». Ну вот, приехали: решений ты можешь не принимать — главное, подключайся!

Помнится, когда несколько лет назад общественность бурлила и академики писали письма президенту, выражая оазбоченность клерикализацией общества, митрополит (тогда еще митрополит) Кирилл терпеливо объяснял этому самому обществу, что никакой клерикализации нет, поскольку церковь не диктует светской власти, что ей делать, наблюдается всего лишь «усиление духовного влияния на жизнь нашего народа и общества». Теперь, надо понимать, духовное влияние возросло до прямых указивок. Ведь это не православные предприниматели задумали создать свою банковскую систему, это из патриархии им шлют «письма счастья» — да даже не им, а местной власти, чтобы она «нажала», тоже «духовно», конечно.

Вообще в последние недели следы «духовного влияния» можно было наблюдать в изобилии. То хунвейбины из «Божьей воли» проведут пикет в поддержку братьев Куаши, объясняя согражданам, что «кощунники из Франции» «получили справедливое наказание». То глава церковного департамента образования митрополит Меркурий заявит, что церковь готовит новый курс ОРКСЭ, рассчитанный на все годы школьного обучения (вчера на открытии XXIII Рождественских чтений патриарх Кирилл выразил надежду, что в 2015 году начнется процесс расширения преподавания курса). То самарские священнослужители подпишут письмо с требованием «принять меры» в отношении главного режиссера Самарского театра драмы Валерия Гришко, сыгравшего в фильме Андрея Звягинцева «Левиафан» роль архиерея, которая подает «в черном свете наше государство и Православную церковь». Явно сбывается мечта протодьякона Андрея Кураева: православие расстается со своим «слишком женским лицом» и перенимает мусульманскую мускулинность, то самое «агрессивное начало», которого, по его мнению, ему так не хватало. Демонстрация силы — это ведь так соблазнительно.

Хотя собственно православный банкинг не вызывает у протодьякона энтузиазма. «Сама идея создания православного банка в условиях надвигающегося банковского кризиса очень плоха, так как достаточно велика вероятность того, что банк будет проблемным, как и многие другие в 2015 году», — сказал он «Известиям». Да и вообще, «Церковь разве бизнес-контора?»

Может быть, и не бизнес-контора, но бизнесом в свою пользу вполне успешно занимается. В те времена, когда на Епархиальных собраниях первоиерарх еще хоть как-то отчитывался об экономической деятельности РПЦ, патриах Алексий, помнится, докладывал, что патриархия достаточно эффективно управляет своими «временно свободными средствами, размещая их на депозитные счета, приобретая государственные краткосрочные облигации и другие ценные государственные бумаги». То есть банковским процентом не гнушается. Московский патриархат до сих пор является крупным акционером банка «Пересвет», имеет долю в банке «Банкхаус Эрбе». Почему бы в первую очередь их не перевести на систему православного банкинга?

Ответ очевиден: без ссудного процента и игры на курсах валют банк не выживет. В мусульманских странах банки действительно не берут процента, зато активно включаются в бизнес тех, кто берет у них кредиты — кредитуемые расплачиваются с банками акциями собственных предприятий или в иной форме подключают их к собственному производству, торговле и т.п. Такая система работоспособна только в случае безоговорочного обоюдного доверия всех участников процесса и наличия инстанции, способной решать споры. Как-то у меня не создалось впечатления, что обоюдное доверие — это то, чем может похвастаться наш бизнес, хоть православный, хоть неправославный. А уж об инстанциях, способных разрешать конфликты, и говорить не приходится.

Есть еще одно серьезное препятствие — отсутствие законодательной базы для таких предприятий. «В России есть ряд организаций, полностью отвечающих правилам исламского финансирования, но в основном это торгово-инвестиционные компании, — рассказала «Ежедневному журналу» кандидат экономических наук, директор департамента исламской экономики Совета муфтиев России Мадина Калимуллина, — Исламского банка как такового на сегодняшний момент в России нет, поскольку пока нет необходимой законодательной среды. Все отечественные банки работают в соответствии с федеральным законом «О банках и банковской деятельности», который не позволяет создать банк, работающий по международным стандартам исламского банкинга. Исламские торгово-инвестиционные компании в результате несут более тяжелое налоговое бремя, чем нес бы просто банк, но, тем не менее, показывают хорошую доходность для инвесторов».

Очевидно, что-то похожее хотят создать и в патриархии. Только, как всегда, чужими руками: сами-то мы не местные, но «православные нормы жизни» «должны, наконец, решительно встать преградой на пути хаоса, разрушения и анархии».


Фото Александра Алпаткина / ТАСС














  • Протоиерей Максим Хижий: Здесь сложная дилемма: нельзя считать, что, находясь в церкви, ты не заболеешь, но и оставаться без причастия тоже негоже. Поэтому ведем себя как на подводной лодке...

  • Znak.com: Сергий призвал «выходить на улицу, не боясь полиции и Росгвардии, садить картошку», пока не настал голод. Он также заявил, что... «мирскую больницу ставят выше церкви, которая исцеляет все болезни».

  • Феодорит Сергей Сеньчуков: Не надо бить хвостом с криками "Монастыри - рассадники инфекции". Любые общежития - рассадники инфекции, просто об этом не говорят обычно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Церковь в режиме самоизоляции
28 АПРЕЛЯ 2020 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Коронавирус катком идет по Русской православной церкви. Да, в других религиозных объединениях тоже болеют и умирают люди, но в силу многочисленности своей паствы именно РПЦ оказалась в наиболее уязвимой позиции. Особенно страдает клир. Новости напоминают сводку с фронта. Умерли епископ Железногорский и Льговский Вениамин, настоятель бывшего кафедрального Елоховского собора Александр Агейкин, сотни священнослужителей оказались в тяжелом состоянии в больницах, тысячи — в самоизоляции. Положительный тест у управделами патриархии митрополита Дионисия (Порубая), зампредседателя ОВЦС протоиерея Николая Балашова, митрополита Челябинского и Златоустовского Григория.
Прямая речь
28 АПРЕЛЯ 2020
Протоиерей Максим Хижий: Здесь сложная дилемма: нельзя считать, что, находясь в церкви, ты не заболеешь, но и оставаться без причастия тоже негоже. Поэтому ведем себя как на подводной лодке...
В СМИ
28 АПРЕЛЯ 2020
Znak.com: Сергий призвал «выходить на улицу, не боясь полиции и Росгвардии, садить картошку», пока не настал голод. Он также заявил, что... «мирскую больницу ставят выше церкви, которая исцеляет все болезни».
В блогах
28 АПРЕЛЯ 2020
Феодорит Сергей Сеньчуков: Не надо бить хвостом с криками "Монастыри - рассадники инфекции". Любые общежития - рассадники инфекции, просто об этом не говорят обычно.
«Боевое православие» на марше
27 АПРЕЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В который уж раз поражаюсь особой судьбе нашей необъятной Родины. Она почему-то обречена воплощать в реальности самые фантасмагорические антиутопии. Только что газеты и соцсети облетела новость: в строящемся в парке «Патриот» главном храме Вооруженных сил будет мозаичное панно, посвященное присоединению Крыма. А на нем — Владимир Путин со своими апостолами: Шойгу, Володиным, Матвиенко, а также секретарем Совбеза Патрушевым, директором ФСБ Бортниковым и начальником генштаба Герасимовым. А на другом — портрет товарища Сталина.
Прямая речь
27 АПРЕЛЯ 2020
Роман Лункин: В целом мировоззрение священнослужителей Русской Православной Церкви антисталинистское, причём это касается и либеральной части, и «срединной», самой многочисленной и консервативной.
В СМИ
27 АПРЕЛЯ 2020
"Ведомости": Эстетически сам храм выглядит монументальной пародией на академическое искусство, а его убранство – издевательством над российской историей и государственностью.
В блогах
27 АПРЕЛЯ 2020
Антон Долин: ЛОГИЧНО Чему все смеются и возмущаются? Кому молятся - того и изобразили: Путина, Патрушева и Сталина.
Государство наращивает давление. Центр «СОВА» представил ежегодный доклад о реализации свободы совести в России
5 МАРТА 2020 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
4 февраля в Славянском правовом центре состоялась презентация очередного ежегодного доклада Информационно-аналитического центра «СОВА», посвященного проблемам реализации свободы совести в России в прошедшем году. Встреча началась с краткого вступления директора центра Александра Верховского, который отметил, что по-прежнему самой большой проблемой остается антиэкстремистское законодательство (ст. 2822 — «Организация и участие в деятельности экстремистской организации», и ст. 2823 — «Финансирование экстремистской деятельности»).
Яркая фигура церковного постмодерна
27 ЯНВАРЯ 2020 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В Москве в относительно молодом возрасте (на 52 году жизни) умер протоиерей Всеволод Чаплин — знаковая фигура церковного сообщества. Уход о. Всеволода Чаплина знаменует собой окончательный переход церковного бытия из состояния постмодерна в пост-постмодернистскую ситуацию, где «сурово насупленных бровей» и «совка» хватает, а вот искрометной игры, в которой участвовал протоиерей, уже нет.