Война противоположностей
4 ФЕВРАЛЯ 2015, АЛЕКСЕЙ КОНДАУРОВ

ТАСС

В конце декабря минувшего года в немецкой газете «Бильд» появилась заметка «Падёт ли Путин в 2015?», в которой анонимный эксперт НАТО оценивает шансы отстранения Путина от власти к концу 2015 года в результате верхушечного переворота. Аргументы, приводимые экспертом, по большей части не убедительны, а потому впечатляют не сильно. Но даже если к самому прогнозу можно отнестись с известной долей скепсиса, то время, место, субъект и объект прогноза назвать не заслуживающими внимания не получается.
Интервью дано в день опубликования новой редакции российской военной доктрины, где одной из основных угроз безопасности России назван блок НАТО. Поскольку интервью в «Бильд» (газете, в которой эксклюзив — не редкость) — очень небольшое, то можно смело предположить, что оно явилось моментальным реагированием на не рядовое событие, хотя с коротким интервалом последовало официальное заявление блока с предсказуемыми уверениями в миролюбии. Неофициальная же реакция по-своему сенсационна: не делается никакого секрета из того факта, что в НАТО допускают силовое отстранения президента ядерной державы от власти на коротком отрезке времени, а в самой организации готовят сценарии на случай «заговора элит» в России.
Чуть раньше президент Обама признал факт существования группы аналитиков, работающих на Белый дом, которые анализируют влияние и эффективность западных санкций, введённых против России. Он, естественно, не сказал ни слова о том, просчитывают ли они вероятность «падения Путина», но было бы странно, вводя чувствительные экономические санкции, избегать рассмотрения подобных вариантов развития.
После подчёркнуто холодного приёма Путина на встрече «двадцатки» в Брисбене о намерении Запада свергнуть правящий режим заговорили российские чиновники высшего эшелона. Соображениями на сей счёт изначально начал делиться глава МИД Лавров, в дальнейшем они были развиты руководителем президентской Администрации Ивановым, уточнены в Давосе первым вице-премьером Шуваловым, а точки над i на сей счёт были расставлены господином Песковым в интервью «Аргументам и фактам». Пресс-секретарь российского президента озвучил буквально следующее: «На Западе пытаются стороной конфликта (на Украине) выставить Путина, изолировать его в международной политике, придушить из своих соображений Россию экономически, добиться свержения Путина».
Не приходится сомневаться, что фактически Песков знакомит читателей с предметом озабоченности последних месяцев самого Путина. Озабоченности, надо сказать, не шуточной.
Скорее всего, Путин сотоварищи не ошибаются в оформившемся в последний год желании Запада, и прежде всего США, иметь дело с Россией без Путина. Конечно, в Кремле вряд ли допускают, что европейцам и американцам в ближайшее время удастся заполучить другого собеседника в Москве, но наверняка просчитывают шаги, которые будут предприниматься за рубежом по диффамации главного здешнего начальника.
Западные лидеры, надо полагать, тоже не столь наивны, чтобы надеяться на моментальную смену власти в России. Но логика событий ушедшего года и январское обострение боевых действий в Украине не оставляют им иного выбора, как действовать на понижение «политической капитализации» Путина. Для них надёжность и предсказуемость поведения человека во главе второй по ядерному потенциалу державы — вопрос, отнюдь, не праздный. После же Крыма и военных действий на Юго-Востоке Украины веры Путину на Западе, похоже, не стало совсем и не будет, очевидно, впредь, а опасения относительно ядерного конфликта возросли многократно. В заданной системе политических координат высказываемые порой мнения, что западные лидеры, загипнотизированные твёрдостью российского президента, вынуждены будут, в конце концов, пойти ему на уступки — сладкая надежда. Горькая же правда состоит в том — и тут самое время согласиться с Песковым — что курс, взятый на изоляцию режима, будет продолжен. Снижаться или усиливаться, в зависимости от сговорчивости или несговорчивости Путина, будет только степень давления.
Подтверждение тому можно найти и в предельно конфронтационной риторике, посвящённой России и лично Путину, в ежегодном послании президента США « О положении страны» Конгрессу. И в жёсткой оценке официальными лицами в Европе и США действий (или бездействий) российской стороны во вновь набравшем силу военном противостоянии в Украине, и как следствие — в последовавших решениях о лишении права голоса российской делегации в ПАСЕ и продлении режима санкций.

Для российского президента и ближайшего круга должно быть очевидным, что, желая видеть Россию без Путина, Запад начнёт в самое ближайшее время прицельно атаковать лично его. Два направления предельно чувствительных ударов прослеживаются достаточно определенно: открытое судебное слушание, начавшееся в Лондоне по делу об отравлении полонием в 2006 году Александра Литвиненко, и завершение летом 2015 года официального расследования крушения малазийского Боинга под Донецком.
Британское правительство долго отказывало вдове Литвиненко в открытии судебного слушания, понимая, что оно может вызвать напряжение в отношениях с Россией. Но через несколько дней после крушения малазийского Боинга под Донецком министр внутренних дел Соединённого Королевства Тереза Мэй неожиданно дала согласие на начало процесса. Хотя английская сторона это и отрицает, но согласие, без всякого сомнения, явилось политической рефлексией на гибель 289 пассажиров лайнера, и с большой долей уверенности можно говорить, что принятие решения не обошлось без участия американской стороны. Недавние утечки свидетельствуют о том, что в деле имеются перехваты Агентством национальной безопасности США переговоров, которые исполнители в Лондоне вели со своим руководством в Москве. Судья же Роберт Оуэн накануне слушаний заявил, что в закрытой части дела он видел улики «свидетельствующие, на первый взгляд, о причастности к отравлению российского государства».

С учётом всех обстоятельств — идут даже на беспрецедентное придание гласности фактов незаконного технического слежения АНБ США в столицы Англии, — не составляет большого труда понять, что вердикт суда в отношении России будет обвинительным. В противном случае «отмашка» на открытие процесса в условиях острой фазы политического противостояния между Западом и Россией никогда не была бы дана.
Точно также и в деле о расстреле Боинга можно с уверенностью утверждать, что виновной будет признана не украинская сторона, на чём настаивают некоторые российские СМИ. «Росбалт» пару недель назад сообщило о переданном в прессу докладе международной организации журналистских расследований «CORRECT!V». В нём содержатся материалы, свидетельствующие, что малазийский самолёт был сбит российской ракетой. Невозможно поверить, что иностранные журналисты не координировали свою работу с международной комиссией по расследованию катастрофы Боинга, базирующейся в Голландии, и что предварительные результаты комиссии не коррелируют с выводами «СORRECT!V». Как не верится и в то, что анонсированная в Давосе встреча Порошенко и премьера Нидерландов Рютте могла бы обойтись, если бы состоялась, без детального обсуждения представляющей обоюдный интерес проблемы сбитого Боинга, взаимного обмена информацией и определения направления совместных усилий, конечно же, не антиукраинских.
Даже при отсутствии воображения не составляет усилий предвидеть угол падения в глазах западного (и не только) общества политической репутации главы государства, которое будет объявлено виновным в организации отравления полонием российско-британского подданного, а проведение операции по отравлению приравняют в СМИ к ядерной террористической атаке против жителей Лондона.
Во что она (репутация) превратится после оглашения результатов расследования гибели 289 пассажиров Боинга, и думать не хочется.
Излишне в этом контексте гадать, какие руководители и каких стран останутся в числе тех, кто будет готов встречаться в России и во вне на высшем уровне.
У людей с не до конца атрофированными человеческими инстинктами аморальность поведения политиков — британских ли, американских ли, российских ли, любых — не может не вызывать отторжения. Но если в результате взаимного столкновения политиканов появляется проблеск надежды хоть на малую толику искупления вины перед жертвами их циничных действий (или бездействий), то беспросветность бытия перестаёт казаться бесконечной.


Фотография ТАСС













  • Константин фон Эггерт: Россия, которая всё время обвиняет всех и в первую очередь США в нарушении международного права, сама вновь оказалась нарушителем.

  • BFM.ru: Автоматического выполнения решения трибунала ждать вряд ли придется. Это было бы потерей лица, как минимум.

     

  • Виталий Портников: Международное право является важным инструментом снятия с ушей лапши, которую вешает российское правительство

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Трибунал России – не указ
27 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Международный трибунал ООН по морскому праву ожидаемо постановил 24 мая, что Россия должна освободить 24 украинских моряков, задержанных за нарушение государственной границы в районе Керченского пролива, и передать Украине три конфискованных «корабля» (два катера и буксир). Кремль так же ожидаемо сообщил устами президентского толмача Дмитрия Пескова, что посылает это решение куда подальше. Перво-наперво надо, мол, закончить следствие, а потом провести суд. И уж только потом решать судьбу моряков и кораблей, захваченных в ходе прошлогоднего инцидента в Керченском проливе. 
Прямая речь
27 МАЯ 2019
Константин фон Эггерт: Россия, которая всё время обвиняет всех и в первую очередь США в нарушении международного права, сама вновь оказалась нарушителем.
В СМИ
27 МАЯ 2019
BFM.ru: Автоматического выполнения решения трибунала ждать вряд ли придется. Это было бы потерей лица, как минимум.  
В блогах
27 МАЯ 2019
Виталий Портников: Международное право является важным инструментом снятия с ушей лапши, которую вешает российское правительство
Ким наябедничал Путину на Трампа
26 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Встреча Путина с Ким Чен Ыном дала следующие результаты. Во-первых, удовольствие. «Мы все довольны», — обрадовал журналистов Путин, комментируя итог переговоров. Ким, в свою очередь, поблагодарил Путина «за прекрасно проведенное время». Во-вторых, северокорейский лидер подарил Путину меч. Так что теперь у российского президента есть холодное оружие. В-третьих, Путин пояснил, что «к нуклеаризации надо двигаться постепенно». Это явно был ответ на наивные требования Трампа вывезти ядерное оружие КНДР в США для уничтожения.
Прямая речь
26 АПРЕЛЯ 2019
Алексей Макаркин: Киму нужны рычаги воздействия на Трампа. Всё-таки основной его партнёр по переговорам – американский президент. 
В СМИ
26 АПРЕЛЯ 2019
Коммерсант: Вряд ли они могли договориться о денуклеаризации Корейского полуострова, но могли попробовать хотя бы решить, что делать с несколькими тысячами корейцев, которые работают в России
В блогах
26 АПРЕЛЯ 2019
Владимир Спивак: "Ким Чен Ын отказался попробовать каравай". А Путин отказался от церимониальной северокорейской водки. Вот и встретились два ничтожных клопа, трясущихся за свои никчемные жизни.
Теперь мы плохо делаем ракеты?
18 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В последние годы Владимир Путин не устраивает публичных разносов подчиненным. Под камеры он без конца обсуждает с губернаторами и министрами как улучшить и без того прекрасное положение дел. Это понятно. В ситуации, когда главный начальник руководит страной двадцать лет, любой серьезный провал является его собственным провалом, либо организационным, либо кадровым. Тем примечательнее было расширенное заседание Совета безопасности, посвященное отечественной космической отрасли. Фактически это был настоящий разнос: «Если мы будем топтаться на месте или постоянно говорить о наших прежних достижениях, наверстать упущенное будет просто невозможно…»
Прямая речь
18 АПРЕЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: ...космическая сфера нуждается в серьёзной работе и назначении какого-то вменяемого руководства..