Хозяева страны
18 января 2020 г.
Президент подписал закон. Наутро пришел донос

ТАСС

25 мая, на следующий день после подписания президентом Путиным закона о «нежелательных иностранных организациях», депутат от партии ЛДПР Виталий Золочевский предложил первых «кандидатов» на получение этого статуса. Он потребовал от Прокуратуры проверить четыре организации: «Трансперенси интернешнл — Россия», Московский центр Карнеги, «Международный мемориал» и Human Right Watch. Согласно тексту закона, предложенного депутатами Александром Тарнавским и Антоном Ищенко, «нежелательными» могут быть признаны организации, деятельность которых угрожает «конституционному строю, обороноспособности и безопасности государства». Структура, получившая такой статус, не может открывать отделения в России и осуществлять свои программы. Специально для «Ежедневного журнала» ситуацию комментирует член Совета правозащитной организации «Мемориал»
Александр ЧЕРКАСОВ:

Речь пока не идёт о попадании в список, это пока ещё только запрос, то есть донос, который написали на нас и ещё на три организации. Что будет означать попадание в этот список, пока никто не знает, потому что у этого закона нет никакой правоприменительной практики. Пока что можно говорить только о самом законе, очень сильном, так как он не имеет никакого отношения к праву.

Он мог бы иметь отношение к этнографии примитивных народов, например, Средневековой Европы или дебрей тропической Африки прошлого века. Потому что работает он следующим образом. Берётся некто, и его проклинают, то есть объявляют «нежелательным». Что это означает, почему он нежелательный – юридического смысла в этом столько же, сколько и в проклятьях, это не правовое понятие. В Уголовном кодексе есть масса разных статей, но такой статьи нет, она совершенно «каучуковая» и натягивается на всё, что угодно. Причём делает это не совет племени, а колдун или шаман, в произвольном порядке – это административное решение, которое не может быть обжаловано. Почему? Дело в том, что с проклятым, то есть с попавшим в список «нежелательных», запрещено общаться. Суд не примет от него корреспонденцию, если «нежелательный» попытается обжаловать собственное включение в эту категорию.

ТАСС

Причём санкции будут накладываться не на самого «нежелательного», а на тех, кто с ним общается. То есть в племени объявляется бойкот этому человеку, а те, кто с ним взаимодействуют, подлежат побиванию камнями и съедению в случае повторного общения. Но они также не могут обжаловать это решение, так как, говоря юридическим языком, не являются «надлежащими истцами». Если кто-то из подвергшихся таким санкциям пожалуется на это, то ему скажут: «А причём тут вы? В список-то включены другие». Неправовой характер понятия «нежелательные» и абсурдный запрет на обжалование в суде административного решения демонстрируют, что этот закон не является частью правовой системы России. На самом деле он её ещё раз опровергает, как делал это ранее закон об «иностранных агентах», также основанный на неправовых понятиях. 












  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».