Хозяева страны
21 января 2020 г.
Расследование деятельности Путина набирает силу

ТАСС

Газета «Ведомости» предприняла попытку провести собственное расследование фактов, обнародованных в интервью Максима Фрейдзона радиостанции «Свобода», доказывающих коррумпированность Путина и людей из его окружения в середине 90-х, когда Путин занимал должность вице-мэра Санкт-Петербурга и курировал в мэрии внешнеэкономическую деятельность. Стоит напомнить, что в конце мая «Свобода» опубликовала это интервью, которое через несколько часов было удалено из-за того, что окончательный его текст не был согласован. «Ведомостям» удалось проверить и подтвердить справедливость ряда утверждений Фрейдзона и найти доказательства его участия в описываемых событиях.

О том, какие последствия может иметь набирающее на Западе силу антикоррупционное расследование в отношении Путина, «Ежедневному журналу» рассказал политолог Дмитрий Орешкин:

В России настолько искажено, дискредитировано и загажено информационное пространство, что любой факт не производит никакого впечатления, так как рядом с ним есть десять похожих фейков. Это специальная стратегия, призванная уничтожить доверие к средствам массовой информации в принципе. Так что в России эти расследования не сработают никак, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Уже говорили и про 40 миллиардов долларов, и про 200 – ну и что? Можно и про триллион, от этого ничего не меняется, так как сформировано устойчивое отвращение к СМИ.

На Западе наверняка знают об этих деньгах. Во всех крупных разведках есть серьёзные аналитические подразделения, которые отслеживают финансовые потоки. Просто потому, что политика сейчас переходит в сферу экономики и следить за деньгами не менее важно, чем за оружием. Поэтому там прекрасно знают, где, сколько и у кого «зарыто», под какими анонимными счетами спрятано и так далее. Но одно дело знать, другое дело – воспользоваться этим знанием. Юридически эта информация достаточно слабая, даже в истории с ФИФА потребовалось 10 лет для того, чтобы сформировать юридически подтверждённые доказательства. Никто из участников не заинтересован в том, чтобы история вскрывалась, все будут отрицать. Так что это – не юридическая бомба.

В информационном смысле это тоже не бомба, потому что во всём мире этому поверят, а у нас нет, скажут, что это провокация спецслужб. Народонаселение только лишний раз убедится, что кругом враги, а Путин – единственная защита от агрессии со стороны Соединённых Штатов.

Просто взять и экспроприировать эти деньги тоже технически невозможно. Даже счета Хусейна и Каддафи были известны и заблокированы, но для изъятия средств с этих счетов было необходимо решение суда, потому что иначе это был бы грабёж.

Так что, с одной стороны, на Западе все знают, а в Москве знают о том, что там знают, но, с другой стороны, и там, и там понимают, что воспользоваться этим знанием – начать открытую войну. Поскольку нынешняя война будет экономической, то эта информация аналогична возможности ядерного удара. Как потом будет реагировать кремлёвская власть – сказать трудно, все свои ресурсы она уже использовала, но западные разведки предпочитают держать «пулю в дуле». Они считают, что лучше пугать этой возможностью, что ее использовать.

Так что переоценивать значимость этих расследований не стоит. Стоит обратить внимание на такие вещи, как 50 миллиардов ЮКОСа, потому что по ним уже есть решение суда, и Российскую Федерацию теперь будут прижимать везде, где можно, и голландский «Боинг». Министр иностранных дел Голландии не зря прилетал в Россию, видимо, пытался каким-то образом договориться с Москвой, договорился или нет – неизвестно. А финансовые скандалы, при всей внешней значимости, менее существенны как рычаг воздействия на партнёра по переговорам.

Фото: Россия. Екатеринбург. Сувенирные монеты с изображением президента РФ Владимира Путина и надписью "Все будет путем", изготовленные кузнецом Александром Лысяковым. Донат Сорокин/ТАСС














  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».