В оппозиции
22 июля 2019 г.
Когда удавы становятся все наглее, а кролики все обреченнее…
30 СЕНТЯБРЯ 2016, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Уходящая неделя отметилась целым рядом важнейших событий, которые, вне всякого сомнения, окажут большое влияние на нашу жизнь. Тут и доклад международной комиссии о ходе следствия по делу рейса MH-17, и очередные попытки родного правительства собрать последние деньги с подведомственного населения, и эскалация противостояния России и США по сирийской проблеме, и возможный запрет абортов. На этом фоне два нападения гопников на столичные культурные объекты не то, чтобы затерялись в информационном потоке, но в силу событийной насыщенности последних дней им было уделено существенно меньше общественного внимания, чем они того заслуживают. Я говорю об атаке сенатора Мизулиной, детского омбудсмена Кузнецовой и государственного общественника Цветкова на Центр фотографии имени братьев Люмьер и об акте вандализма в Сахаровском центре, что учинили несколько муниципальных депутатов. В первом случае столичная общественность столкнулась с ярыми поборниками нравственности и морали, углядевшими в выставке фотографа Джока Стерджеса пропаганду педофилии, а на Сахаровский цент напали просто хулиганы, которые облили краской фотографии бойцов украинской армии, участвовавших в АТО на Донбассе. Ясное дело, в данном случае речь не об обычных хулиганах, а об идеологически мотивированных сторонников Новороссии.

Эти эпизоды роднит не только то, что оба они укладываются в концепцию тотального противостояния любым альтернативным общественным трендам. Все, что не вписывается в консервативно-патриотический дискурс, в котором государственническая культура как бы является продолжением государственнической идеологии, должно быть не просто уничтожено, но уничтожено демонстративно показательно. Так вот оба этих случая завершились полной и безоговорочной победой нападавших – владельцы фотогалереи выставку Стерджеса закрыли, а руководство Сахаровского центра заявило, что испорченные вандалами фотографии не будут заменены на идентичные, дабы не дразнить гусей. Правда, по поводу первого эпизода появились разные слухи. Дескать, большое (не то, чтобы очень большее, но все же побольше среднего) начальство самодеятельности в сфере борьбы с педофилией не одобрило. Вроде бы есть такое мнение, что там (ну, вы поняли, где) этот несанкционированный демарш был воспринят с раздражением. И действительно, уже в начале этой недели все главные спикеры по проблеме начали с нее медленно сползать... Типа, а мы чего? Мы ничего… Очень может быть, что так оно и есть… Только выставка все равно свою работу не возобновила. То есть цель погромщиков была полностью достигнута…

Все последние дни в Сети хватало нелестных комментариев в адрес хозяев атакованных площадок. Мол, почему не сопротивлялись, зачем шли на поводу у погромщиков, не обличенных никакими формальными полномочиями? Но мне представляется, что упреки эти не справедливые. Ни у хозяев галереи братьев Люмьер, ни у руководителей Сахаровского центра, учитывая попустительство правоохранителей, никакой возможности противостоять шпане не было. Окоротить гопников могли бы мы с вами, но мы не пришли.

В день, когда решалась судьба выставки Джока Стерджеса, Центр фотографии был оцеплен людьми в камуфляжной форме, на которой было две надписи – «Офицеры России» и «Центр профилактики правонарушений». А теперь давайте представим себе, что там бы еще оказалось несколько десятков человек в похожей форме, но с другими надписями. Например, «Филологи России» и «За мир во всем мире»… Или «Ученые России», или «Хипстеры Стрелки»… А еще пару сотен человек оказывали бы им моральную поддержку. Может быть, в этом случае погромщики чувствовали себя не столь комфортно и вольготно, а организаторы разных прогрессивных культурных и общественных проектов — более уверенно?

Я ни в коем случае не говорю о создании параллельных силовых структур. Я лишь утверждаю, что в Москве наверняка найдется немало людей, которые согласятся пожертвовать частью своего свободного времени, чтобы их родные, близкие и друзья могли свободно и безбоязненно посещать самые разнообразные мероприятия. И даже те, которые не вполне укладываются в официальную повестку и теоретически могут быть атакованы провластной шпаной. Просто этих людей надо собрать в какую-нибудь общественную организацию, созданную с единственной целью – не дать гопникам захватить наш город и диктовать условия, на которых мы все тут будем жить.

Вот бы нашим оппозиционным организациям, у которых все выборы закончились, кажется, уже окончательно и бесповоротно, и озаботиться этой проблемой. Мы бы все им были крайне признательны…

Фото: Андрей Махонин/ТАСС












  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.
В блогах
12 ИЮНЯ 2019
Виктор Шендерович: Не жалуйтесь потом, Иван. Когда вас в очередной раз положат вниз лицом, никто не дернется. Вы же и отучите дергаться...