Цензура
30 марта 2020 г.
СМИ, равняйсь! Смирно! На «свой-чужой» рассчитайсь!

ТАСС

Есть внутри российского экспертного сообщества такая расхожая точка зрения, что наш нынешний правящий класс заточен исключительно под функцию подавления и ущемления гражданских свобод и вообще любых прогрессистских начинаний и устремлений. Дескать, этот гаечный ключ может только закручивать, а когда придет время снижать давление и выпускать пар (я уж не говорю — вообще открутить все гайки), придется обзаводиться другим инструментом. По поводу смены ключей и приводных ремней даже спорить не буду — двумя руками «за». Хочу лишь заметить, что сегодняшнее лютое крокодильство нашей правящей элиты обусловлено вовсе не тем, что славный этот цех составляют граждане определенных взглядов, которые люди доброй воли, мягко говоря, не разделяют. В том-то и дело, что нет у них никаких собственных взглядов и принципов. И данный признак — стопроцентная абсолютная пластилиновость — является сегодня основным критерием при отборе кандидатов на любую более или менее заметную руководящую позицию. Нынешний российский правящий класс — одно огромное ухо, плотно прижатое к кремлевской стене, дабы не пропустить ни стона, ни вздоха, ни малейшего дуновения монаршей воли. И пока воля эта трактуется безошибочно — тренд на подавление всего живого продолжает уверенно доминировать.

Чуть больше месяца прошло с момента, когда внутри Совета Федерации была создана Комиссия по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ. И сегодня мы уже можем смело говорить о том, что времени они там не теряли. В минувшую среду председатель этой комиссии Андрей Климов заявил, что «необходимо обеспечить законодательную базу, которая позволит регулировать русскоязычные СМИ, имеющие аудиторию на территории России, даже если они зарегистрированы за рубежом». Далее сенатор предложил «обязать данные СМИ раскрывать свои источники финансирования по запросу Минюста и отчитываться по своей деятельности в соответствии с законом об иностранных агентах». Ну, и розочкой на этом ядовитом торте явилось указание Роскомнадзору от буйного сенатора «блокировать такие СМИ на территории России»…

Тут важно вот о чем напомнить. Почти два года назад были приняты поправки в закон о СМИ, согласно которым учредителем отечественного СМИ не может быть ни другое государство, ни гражданин другого государства, ни международная организация. Кроме того, доля иностранного капитала в российских СМИ не должна превышать 20 процентов. Теперь же речь идет о том, чтобы наделить Минюст полномочиями проводить расследования и выявлять источники финансирования «любых русскоязычных СМИ, работающих на отечественную аудиторию».

Председатель Совфеда Валентина Матвиенко к инициативе своих сенаторов отнеслась, разумеется, положительно. Она завила, что «мы должны выработать в обществе своего рода иммунитет неприятия любого вмешательства во внутренние дела России, которое угрожает нашему суверенитету». А вот в Кремле пока молчат, и более или менее понятно, почему.

Сегодня есть только одна причина продвигать в жизнь предложения борцов за отечественный суверенитет. Наверняка в Кремле хотели бы «симметрично» ответить Конгрессу США, который уже предпринимает законодательные меры, чтобы ограничить влияние телекомпании RT на внутреннюю политику США. Никаких иных практических целей инициатива сенаторов не имеет.

Уже больше трех лет Роскомнадзору, для того чтобы заблокировать на территории России доступ к любому информационному ресурсу — хоть отечественному, хоть зарубежному, хоть инопланетному, — достаточно представления Генпрокуратуры. То есть не нужно никакого следствия, никакого суда, никакого Минюста. Вся операция проделывается в три хода: из Кремля звонят в Генпрокуратуру, Генпрокуратура дает отмашку Роскомнадзору, а тот рассылает письма провайдерам или непосредственно компаниям. Ровно по этой схеме уже три года заблокированы основные оппозиционные интернет-ресурсы: «Ежедневный Журнал», «Грани.ру» и «Каспаров.ру». В этой связи не очень понятно, зачем Кремлю создавать еще один механизм регулировки медийного пространства, когда и старый прекрасно работает?

Словом, пока перспективы принятия вышеописанных законотворческих инициатив я бы охарактеризовал как туманные… 

 

 

 

 

        




Фото: Ryan Jorgensen/YAY/TASS
Коллаж: ЕЖ












  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.