Что делать?
21 мая 2018 г.
Российская приватизация
2 АПРЕЛЯ 2018, ЕВГЕНИЙ ЯСИН

ТАСС

Дайджест подготовлен Георгием Погожаевым по статье д.э.н. Е. Ясина, Президента фонда «Либеральная миссия» (Права собственности, приватизация и национализация в России. Новое литературное обозрение, 2009)

«Можно сказать, что возможности, предложенные большинству граждан – членам трудовых коллективов и остальному населению, были призрачны. Чтобы добиться их реализации, нужны были колоссальные усилия, в том числе большого числа активистов, – например, по осуществлению идей рабочего самоуправления на базе второй модели льгот. Такие усилия некому было предпринимать, таких активистов не было. Трезвая оценка этих популистских обещаний такова: они с самого начала были обречены на невыполнение.

Для экономики, для её будущего развития это было лучше. Для будущей легитимации прав собственности новых владельцев это было хуже». «Ваучеры были специальными «деньгами», создавшими искусственный спрос на госимущество. Они прекратили своё существование 1 июля 1994 года. А в ПИФы уже должны были пойти настоящие деньги и акции с растущей капитализацией. Однако в выстроенные скорлупки деньги не потекли, а портфели акций, скупленных за ваучеры, реально не стоили почти ничего.

Что-то надо было предпринять. Но не придумали, не смогли.

Итог оказался такой. Государство, в соответствии с замыслом, избавилось от значительной части своей собственности, но большинство тех, кто надеялись что-то получить от этой операции, не получили практически ничего. Выиграло незначительное меньшинство.

Налицо проблема легитимации, хотя задача по крайней мере наполовину была решена – российская экономика на две трети перестала быть государственной».

«Кредиторы получили право организовывать аукционы и выиграли на них подставные организации, представлявшие их самих. Так, пакет из 45% акций ЮКОСа выиграло ЗАО «Лагуна» из Талдома за 159 млн. долларов, примерно столько же (150 млн. долл.) банк «Менатеп» дал в кредит российскому правительству, которое и не думало выкупать залог. «Норильский никель» достался за 170,1 млн долл. ОНЭКСИМ Банку, который дал бюджету взаймы 170 млн долл. Другие солидные претенденты к аукционам допущены не были.

Правительство явно не ставило перед собой задачу выручить максимальную сумму, хотя деньги ему были нужны очень, – оно рассчитывало на политическую и финансовую поддержку тех, кто по его воле в одночасье стали олигархами. Эти ожидания не оправдались». «Без сомнения, приватизация не привела к повышению эффективности экономики».

«М. Голдман ссылается на авторитет Алана Гринспена: «Многое из того, что принимали как данность в нашей системе свободного рынка и приписывали человеческой природе, оказалось вовсе не природой, а культурой. Демонтаж функций централизованного планирования в экономике не устанавливает автоматически, как некоторые считали, свободно-рыночную предпринимательскую систему. Рыночную экономику подпирает огромная масса капиталистической культуры и инфраструктуры, которая эволюционировала в течение первых поколений: законы, конвенции, поведение и широкий спектр бизнес-профессий и практик, которые не имели важных функций в экономике с централизованным планированием.

К этому Голдман добавляет: это критически важно для понимания того, что произошло в России. Выступления маленькой группы советологов в западных странах не были услышаны, хотя только они понимали, какое значение будет иметь культура. Должен сказать, что к последнему тезису я готов присоединиться и, собственно, с 2002 года всё время пишу и говорю о важности институтов, культуры и ценностей».

«Народный капитализм» не состоялся. Для будущей эффективности экономики это было совсем не плохо. Но популярности реформаторам, особенно после широковещательных деклараций о народной приватизации, это не прибавило». «Хаоса у нас было больше, чем в Польше или Чехии. Но это не от глупости, а от культурной отсталости, от более длительного пребывания в коммунистической западне». «Это, результат свободы, предоставленной людям не готовым к ней».

«Ясно, однако, никакое развитие невозможно, если не изменятся институты и культура. Приватизация, сначала формальная, даёт старт непростому процессу культивирования института частной собственности, легитимации его: шаг за шагом, правомочие за правомочием, по мере утверждения других необходимых институтов рыночной экономики: независимого суда, инфорсмента законов, прекращения привычного бюрократического произвола, свободы СМИ, развития экономической и политической конкуренции. (Вследствие этого) частная собственность из формальной нормы превращается в полноправный, реально работающий институт».

«Согласно опросам в 28 странах с переходной экономикой, 81% опрошенных оценивают приватизации в своих странах отрицательно, и это спустя 15-18 лет. Надо пережить эту беду, возместив большинству населения возврат к капитализму ростом благосостояния и расширением возможности для самореализации.

Либо, пытаясь повысить степень легитимации, теми или иными методами ревизовать итоги приватизации и тем самым стимулировать всё новые претензии уже не только к старым, но и к новым переделам собственности, подрывая склонность к инвестициям и увеличивая трансакционные издержки, по крайней мере, в форме упущенных выгод.

Можно сказать, что на данном этапе верх одержал бюрократ. Российский бизнес проиграл и вынужден занять подчинённое, уязвимое положение. Он отвечает бюрократии уверениями в преданности и снижением деловой активности. Вместо былой агрессивности приходит тактика «не высовываться». Во взаимоотношениях власти и бизнеса устанавливается режим «стратегической неопределённости», губительный для модернизации, для масштабных проектов, для инноваций.

До поры до времени с ним можно мириться, находя возможность наслаждаться непривычной стабильностью, благоприятной для России конъюнктурой мировых рынков, возможностью поддерживать рост доходов населения вдвое выше роста производительности труда. Но рано или поздно это расслабленное состояние закончится.

Мы наблюдаем многоплановый, противоречивый процесс становления современной экономики в России. Уверен, что на следующем его этапе мы увидим новую волну приватизации, теперь уже чётко ориентированную на защиту прав собственности всеми институтами рыночной экономики и демократического государства».












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Почему одни страны богатые, а другие бедные?
21 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Средний американец в семь раз богаче среднего мексиканца, в десять – среднего жителя Центральной Америки или России и в сорок раз – жителей Мали, Эфиопии или Сьерра-Леоне. Это справедливо и для группы богатых развитых стран Европы, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня. В богатых странах у граждан лучше здоровье и образование, живут они дольше. У них есть доступ к тому, о чем жители бедных стран могут только мечтать – от отпусков до перспектив карьеры. Жители богатых стран ездят по хорошим дорогам, у них есть электричество, канализация и водопровод.
Наша худшая система управления
16 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Авторитарная вертикаль власти всегда работает с искажениями – при любом, самом квалифицированном президенте. Хотя вера в «доброго царя, который все решит», по-прежнему доминирует в ментальности россиян, но понятно, что один человек, даже с самыми благими намерениями, не может контролировать полтора миллиона российских вороватых и коррумпированных чиновников. А посланные президентом контролеры нередко входят с казнокрадами в долю. Яркий пример беспомощности властной вертикали с президентом во главе – строительство петербургской «Зенит-Арены», которое контролировал лично президент Путин.
Причина нищеты — наше холопство
8 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Камчатке Законодательное собрание увеличило пенсии чиновников и депутатов в 2,5 раза. Остальных граждан повышение не коснулось. Почему? Потому что на всех денег в казне не хватит. А чиновникам и депутатам заботиться надо о себе, а не о бедняках всяких. Когда совести нет, работает хватательный инстинкт.
Общее и особенное в политическом развитии постсоветских государств
23 АПРЕЛЯ 2018 // ДМИТРИЙ ФУРМАН
Формально при распаде СССР и «соцлагеря» все бывшие коммунистические государства провозглашали сходные или просто тождественные цели – построение демократических правовых обществ с рыночной экономикой. Но в реальности развитие посткоммунистичеких стран пошло разными путями. Различия посткоммунистического развития России и центрально-европейских государств, включая и страны Балтии, очевидны и имеют принципиальный и качественный характер. Центрально-европейские страны пошли по пути создания правовых демократических политических систем, однотипных с давно сложившимися в странах Западной Европы и Америки, в которых в рамках единых правил игры борются разные политические силы и осуществляется ротация власти.
Экономика единого устава
22 АПРЕЛЯ 2018 // АКУЛИНА НЕСИЯЛЬСКАЯ
Директор Всемирного банка обещает российской экономике среднемировые темпы. Глава Центробанка РФ отчитывается в восстановлении. Министр экономразвития уверенно прогнозирует рост ВВП. Премьер декларирует важность этих показателей для блага человека. Всё это происходит на престижном Гайдаровском форуме в Москве. А в российской глубинке отчаявшиеся и разуверившиеся во всём дети взрывают и режут своих учителей и одноклассников.
Возрождение Японии - урок для России
16 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Опыт послевоенного демократического возрождения Японии мало известен в России. Особенно это касается реформ политической и социальной сферы. Однако именно глубокая политическая реформа явилась тем фундаментом, на который опирается мощная экономика и демократическое общество современной Японии. Послевоенные реформы в Японии осуществлялись при активном вмешательстве и под жестким контролем оккупационной администрации США во главе с генералом Дугласом Макартуром. Формально Макартур подчинялся международной Дальневосточной комиссии в Вашингтоне и Союзному Совету в Токио. Однако фактически генерал нес ответственность лишь перед президентом и конгрессом США.
Благосостояние как подрыв национальной идеи
10 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Десять лет назад, в то самое время, когда подошли к концу пресловутые «тучные годы» — в растиражированном еженедельнике мне попалась на глаза колонка, которую вел известный российский политолог. На страницах газеты колумнист, предаваясь невеселому анализу только что наступившего в России экономического кризиса 2008, неожиданно отвлекся от финансовой составляющей. Вместо этого переключился на бытовую сферу, вспомнил недавнее прошлое и призвал читателя обратить внимание на то, что впервые с начала 90-х в домашних кастрюлях россиян стали слипаться макароны.
Китай: прививка честности и законопослушности
10 АПРЕЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Можно ли построить развитую экономику в обществе воров и жуликов? А в обществе, главной чертой которого является средневековая зависть к тем, кто добился успеха, большевистское желание их «раскулачить»? Многие авторы утверждают, что отсталая средневековая культура населения — непреодолимая преграда для модернизации страны. Другие им возражают, приводя в пример Сингапур и Грузию, где благодаря успешным реформам, стимулам и разумным законам удалось изменить поведение людей, в конечном счете, повлиять на их культуру, менталитет.
Убогое право собственности
2 АПРЕЛЯ 2018 // ВИТАЛИЙ ТАМБОВЦЕВ
Россияне, особенно предприниматели, хорошо знают, как плохо защищены у нас права собственности. Государство в лице силовиков, пожарных, санитарных и прочих инспекторов собирает с них дань. Корпорации, близкие к власти, могут «наехать», отжать бизнес или здание. Примеров тому не счесть. Пресечь эту практику может только реальная политическая конкуренция и независимость суда. Но важно понимать, что в ходе предстоящих реформ надо изменить в нашем законодательстве.
Южная Корея — «скрепа снизу». А что Тайвань?
30 МАРТА 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Итак, мы сделали осторожное предположение, что надежда на искоренение системной коррупции в Южной Корее — в личной добропорядочности рядовых граждан. Как это может работать? Как персональная честность — величина скорее лирическая — способна конвертироваться в благие перемены на уровне государства?