Что делать?
26 марта 2019 г.
Благосостояние как подрыв национальной идеи
10 АПРЕЛЯ 2018, СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Михаил Златковский
Десять лет назад, в то самое время, когда подошли к концу пресловутые «тучные годы» — в растиражированном еженедельнике мне попалась на глаза колонка, которую вел известный российский политолог. На страницах газеты колумнист, предаваясь невеселому анализу только что наступившего в России экономического кризиса 2008, неожиданно отвлекся от финансовой составляющей. Вместо этого переключился на бытовую сферу, вспомнил недавнее прошлое и призвал читателя обратить внимание на то, что впервые с начала 90-х в домашних кастрюлях россиян стали слипаться макароны. Тогда подобное отступление показалось довольно стираным, хотя намек автора был и понятен. Несложная метафора, предвещавшая неизбежное падение уровня жизни населения «на уровне мелочей».
Тот первый период правления Путина, протекавший на фоне заоблачных цен на энергоресурсы, чисто с обывательской точки зрения содержал много приятного. И именно сегодня, оглядываясь назад, становится понятно, что набившая оскомину «политическая стабильность» — это ничто, по сравнению со стабильностью финансовой. Пока власть зачем-то нам кивает на опыт столь горячо нелюбимого Запада, прежде всего на США — апеллируя к исполнению американского гимна школьниками перед началом занятий, и обязательно вывешенным государственным флагом перед самим образовательным учреждением; но при этом, мало обращая внимания на «ненужные мелочи». В виде повального материального благополучия их родителей, обитающих в условиях в целом стабильной социальной системы; высокого уровня жизни и здоровой общественной среды. Здесь, конечно, стоило бы оговорится о том, что на такого рода факторы гораздо больше обращает внимание околовластная пропагандисткая машина, что выражается в яростном отрицании всего выше перечисленного — но данная статья не об этом.
Сколько бы не велось дискуссий на тему того, что некая национальная духовность должна непременно преобладать над идеей сытого, ярко выраженного в своей материальности, народного благополучия — десятилетия изучения всех сфер общественной жизни, отлично свидетельствуют о том, что разговоры остаются разговорами. А непосредственная реальность, с которой каждой правящей системе рано или поздно, но придется столкнуться лицом к лицу, и порой в самый страшный час — она вот, прямо за стенами правительственных учреждений.

Если бы сегодня возможно было бы представить, как на Красной площади собралась огромная, негодующая толпа. И стихия, исходящая от этой толпы вдруг обрела бы не беспредметный посыл «Нам надоело, мы хотим лучше жить»; а оформилась в конкретные требования «хотим лучше есть, хотим лучше одеваться, и прекратите отбирать остатки наших доходов в свою бездонную бочку!»

Из-за кремлевской стены высунулся бы высокопоставленный чиновник, испуганно-рассерженно выкрикнувший бы; — Да как вам не стыдно! Вы должны жить ради нашей национальной идеи, а если понадобится — то и умереть за нее! В том-то и дело, что некая национальная идея, которая, в идеале, должна сплачивать всех россиян, существует где-то в эфемерном пространстве, и, действительно, относится к сфере «духовного». У нее нет четких форм, потому авторитарная власть, при необходимости, может слепить из такого призрачного материала все, что угодно. И каждый раз это НЕ будет связано с «низменным» и материальным благополучием. Родину полагается любить просто так, именно потому — что это родина. В России родина никогда ничего не должна своим детям — зато им же, не устают напоминать, что сами они в неоплатном долгу перед тем географическим пространством, где появились на свет. Духовность здесь присутствует в таком объеме — что мысль о том, что человек из другой страны очень часто и много думает о своем благосостоянии; и, в случае войны, В ТОМ ЧИСЛЕ, готов будет защищать свою сытую жизнь.

Именно потому, что хочет чтобы она осталась таковой; в России такой взгляд на патриотизм выглядит просто немыслимо и дико. Все остальные факторы отбрасываются; в начале 2000-х известный патриотический боевик уже объяснил россиянам что У НИХ там «все просто так, кроме денег». А если уж вспомнить извечное «умом не понять, нужно только верить», нисходящее к более простому и доступному для понимания «не жили хорошо, нечего и начинать» — складывается наконец посконная формула некого чисто родного восприятия реальности. Самое изумительное, звучать это будет ровно аналогично, что приведенная выше цитата из фильма, но как здесь важна полная подмена вкладываемого смысла! В России, у простых людей, все беспритязательно, от души сердечно и бескорыстно; одним словом все, «кроме денег» (их всегда нет).

Графика: Михаил Златковский












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.
РФ как вертикаль власти плюс коррупция всей страны; есть ли выход?
24 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЧУБАЙС
Между рецензией и листовкой (Письмо из Москвы)        Вводя в тему. Читать ученые книги, да еще не из своей области исследований – занятие любимое не всеми. Но иногда чтение экономических трудов оказывается действительно полезным и не экономистам. К тому же в данном случае один из авторов новой, коллективной работы – «Экономика России: что происходит и что делать» – всячески рекомендовал мне свое исследование. И этого автора я знаю как самого лучшего специалиста по налоговой системе и ее реформированию. Сразу уточню, речь в книге идет не столько о налогах, сколько в целом об экономической политике и экономической ситуации в нашей стране.
Горизонтальная Россия. Германия как воплощение русской мечты
18 МАРТА 2019 // ДМИТРИЙ ГУБИН
Германия вообще очень похожа на воплощение русской мечты о справедливой жизни. Достаток, социальные гарантии, добротность быта без особых ухищрений: в биргартенах все сидят на общих скамьях за общими столами, хотя кое у кого есть лошади или самолет. Но главное — обилие горизонтальных общественных связей. Основа немецкой жизни — Verein, ферайн: общество, кружок, союз. Ферайны здесь всюду. Вот во дворике играет оркестр почтовых рожков: ферайн, никаких сомнений. Есть ферайны рыболовов и охотников, кукольных мастеров и меломанов, а я на днях получил приглашение прогуляться по ночному лесу при свете факелов (устраивает лесолюбный ферайн).
В российском государстве не должно быть самодержавия!
13 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россия — государство авторитарное, самодержавное, с монопольной властью президента. Президент у нас мало чем отличается от царя. Но для большей части россиян авторитаризм, монархизм, диктатура, «карманный» суд и произвол власти — явления привычные, корнями уходящие в историю народа. Теплится у людей только надежда на чудо, на доброго царя-президента, который будет подписывать указы и законы не ради выгоды своих друзей и опричников, а для пользы простого народа. Но скромные авторитарные правители, думающие прежде всего о своем народе, как ЛИ Куань Ю, к сожалению, встречаются крайне редко.
Гражданский долг по нашему и по европейски
13 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено. Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, лучше сказать, наместник Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.
Тернистая дорога к справедливому суду
12 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Как показывают исследования Левада-Центра, большинство россиян предпочитает иметь во главе страны правителя «от Бога» (не важно, как его называть — фараоном, царем или несменяемым президентом), не подчиненного ни парламенту, ни результатам выборов. Мы до сих пор не ушли от средневекового и советского сознания, живем в условиях «силовой цивилизации», где закон, «что дышло», а указание начальства важнее  закона. На страже авторитарного правления стоят многочисленные  «опричники» и суд, лояльный президенту.
Чему учить? Кому учить? Как учить?
4 МАРТА 2019 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Пожалуй, нет другого общественного института, которым люди были бы так недовольны на протяжении всей своей истории, как школа. Много ли в мировой литературе привлекательных образов учителей? Много ли взрослых, добрым словом поминающих школу, где они учились? Кого-то из  учителей ещё помянут добром, но школу… Много ли родителей, которые довольны школой, где учатся их отпрыски?
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть IV (дайджест)
4 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
  Инклюзивные политические и экономические институты не появляются из ниоткуда. Часто они возникают на фоне серьёзного конфликта тех, кто поддерживает экономический рост, и тех, кто на тот момент обладает политической властью. Инклюзивные институты зарождаются при наступлении исторических точек перелома, таких как Славная революция в Англии — то есть тогда, когда определённые факторы приводят к ослаблению правящих кругов и усилению оппозиции и в результате возникают стимулы для построения более плюралистического общества.
Что творят наши правители?
1 МАРТА 2019 // ВАЛЕРИЙ СОЛОВЕЙ
«Что они творят?!» — весьма распространенная оценка действий российского руководства. Его поступки зачастую кажутся странными и непонятными не только широкой общественности, но и экспертам. Между тем, за ними стоит логика специфического стиля мышления, пусть даже изначальная аксиоматика этой логики кажется сомнительной. Итак, три источника и три составные части мышления правящей группы российской элиты: традиционная российская стратегическая культура; профессиональная социализация данной группы; индивидуальный профиль президента Путина и субкультура его ближайших соратников.