Хозяева страны
25 апреля 2019 г.
Нападение на Олега Козловского — демонстрация суверенитета Кавказа
16 ОКТЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Сотрудник российского офиса Amnesty International журналист и правозащитник Олег Козловский 6 октября был похищен из гостиницы в столице Ингушетии. В Магас он приехал, чтобы составить собственную точку зрения на ситуацию в республике, возникшую в связи с чечено-ингушским договором о новых межреспубликанских границах. Напомню, что акция протеста в Магасе началась в конце сентября и с тех пор фактически не прерывалась — ингушская оппозиция уверена, что договор этот носит односторонний характер и существенно ущемляет интересы родной республики.

Похищение Олега Козловского случилось на второй день после его приезда. Вот, как он сам описывает этот вопиющий случай: «Приехали на какое-то поле, где меня раздели, сделали фото, угрожали их опубликовать, изнасиловать, передать кадыровцам и т.д. Требовали согласиться работать на ЦПЭ — я отказался. Побили, сломали ребро, приставляли пистолет к затылку и говорили, что сейчас застрелят… Когда добиться от меня чего-либо не удалось, предложили заключить "соглашение": меня отпускают, но я молчу о случившемся. Я сначала отказался, сказав, что мы не в равном положении, чтобы о чем-либо договариваться, а моя обязанность — рассказать правду о происходящем в республике. После еще одной инсценировки казни и угрозы убить моих детей пришлось согласиться на "договор"… Дали одеться, вывезли в Северную Осетию (по пути заехали в отель, где они забрали мои вещи) и высадили из машины у аэропорта Владикавказ. Чтобы довершить эту абсурдную картину, половину дороги похитители, которые только что грозились меня застрелить, жаловались, как правозащитники мешают им бороться с преступностью, а протестующие на улице не дают им спать»…

Ответ на ключевой вопрос — кто были эти люди? — очевиден. Олега похитили и пытали офицеры российских правоохранительных органов. И дело даже не в том, что сами бандиты представились сотрудниками местного центра по борьбе с экстремизмом. Олега, не таясь, вывели из гостиницы и посадили в машину. Другими словами, идентификация похитителей не представляет никакой сложности. Они не боялись камер видеонаблюдения, отчетливо осознавая, что им ничего не угрожает. Были ли это ингушские или чеченские силовики — следующий вопрос…

Могли ли Олега Козловского убить? Конечно, могли! Но, видимо, те, кто отвечает в регионе за «противодействие постороннему вмешательству», полагают, что пока достаточно и такой половинчатой формы устрашения. Разумеется, это внятный и недвусмысленный сигнал любым «институтам мониторинга» — хоть правозащитникам, хоть журналистам: не суйтесь к нам! Не ваше дело, что у нас здесь происходит! Но не только им. В столь демонстративной расправе над человеком, который приехал в республику из Москвы с единственной целью — получить информацию о происходящем (он, замечу, Евкурова свергать не собирался), содержится и послание федеральному Центру. Впрочем, далеко не первое. Власти Кавказа в очередной раз дают ясно понять, что они не потерпят любого вмешательства в их внутренние кавказские дела. Мы, дескать, с «пятой колонной» будем тут разбираться по-своему, без оглядки на ваши столичные церемонии. И разбираются.

Вряд ли стоит сомневаться в том, что в данном случае мы имеем дело с фактом, подтверждающим несомненную «кадыровизацию» всего кавказского региона, когда метод прямой физической расправы становится главным инструментом в борьбе с любыми проявлениями несогласия с политикой местной власти или даже с попыткой предать огласке происходящее в «зоне ответственности Рамзана Кадырова»… Впрочем, мы знаем, что амбиции Рамзана Ахматовича распространяются далеко за пределы родных гор. Его претензии на общефедеральную повестку давно ни для кого не секрет. Он их демонстрировал уже не единожды. Жалкая беспомощная реакция официальных российских властей на случай с Олегом Козловским — очередное тому подтверждение…         

 












  • Николай Сванидзе: Практически невозможно выяснить, на каком уровне властной пирамиды принято это решение. Но, скорее всего, там подумали, что это избыточная жестокость.

  • "Новая газета": Даже свидетели обвинения в конечном итоге подтверждают доводы защиты. А это означает, что дело в суде разваливается.

  • Ксения Ларина: Подписка о невыезде это, конечно, не конец лишениям и унижениям, но после стольких месяцев изоляции - просто счастье!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Не весна и даже не оттепель
9 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Общество, надо сказать, чрезвычайно трезво отреагировало на то, что наш справедливейший в мире Мосгорсуд вдруг взял да и заменил Кириллу Серебренникову, а также другим страдальцам по делу «Седьмой студии» домашний арест на подписку о невыезде. Разумеется, 50% свободы гораздо лучше, чем 25%, и за людей, которых мучают два года, нельзя не порадоваться. Но все вменяемые комментаторы тут же заявили: бессмысленно пытаться искать в произошедшем признаки оттепели, того, что начальники решили как-то изменить систему взаимоотношений с подведомственным народом. Скорее наоборот. Неожиданное решение суда подтверждает незыблемость этой системы.
Прямая речь
9 АПРЕЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Практически невозможно выяснить, на каком уровне властной пирамиды принято это решение. Но, скорее всего, там подумали, что это избыточная жестокость.
В СМИ
9 АПРЕЛЯ 2019
"Новая газета": Даже свидетели обвинения в конечном итоге подтверждают доводы защиты. А это означает, что дело в суде разваливается.
В блогах
9 АПРЕЛЯ 2019
Ксения Ларина: Подписка о невыезде это, конечно, не конец лишениям и унижениям, но после стольких месяцев изоляции - просто счастье!
Володин хочет странного, но стесняется
8 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Спикер Госдумы Вячеслав Володин 6.04.2019 дал интервью интернет-редакции официального сайта Госдумы. Масштаб этого события требовал бы освещения максимум в какой-нибудь думской стенгазете, если бы не заявление Володина о необходимости внесения поправок в Конституцию с целью позволить Госдуме участвовать в формировании правительства. Дословно: «Было бы целесообразно – подчеркну, на мой взгляд – дополнительно рассмотреть вопрос участия Государственной думы в формировании правительства Российской Федерации». Володин – это не имя существительное, а притяжательное прилагательное. 
Прямая речь
8 АПРЕЛЯ 2019
Леонид Гозман: Адресатом выступления Володина является Владимир Путин. Он пытается доказать, какой он старательный, как он любит президента и как он ночами не спит...
В блогах
8 АПРЕЛЯ 2019
Pasha Bite: Если это перевести на русский язык, получается, что Володин в процессе формирования Медведева будет иметь право нашёптывать Путину против Медведева.
В СМИ
8 АПРЕЛЯ 2019
"Ведомости": По мнению спикера Госдумы, участие депутатов в формировании правительства «соответствовало бы принципам должного баланса властей»...
А где, извините, Аркадий Дворкович?
2 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Столь масштабное и важное политическое событие, как президентские выборы в Украине, заняло практически весь объем российского медийного пространства, вытеснив из него другие темы, иные из которых буквально накануне обсуждались не менее горячо и подробно. Взять хотя бы историю с арестом и предъявлением обвинения бывшему министру Открытого правительства Владимиру Абызову. В конце прошлого месяца первые полосы газет и заглавные страницы новостных сайтов были безоговорочно отданы теме продолжающегося давления на условных «системных либералов» со стороны вполне конкретных силовиков.
Прямая речь
2 АПРЕЛЯ 2019
Андрей Колесников: Мы не знаем, что на самом деле произошло в истории с Абызовым. Не знаем ни политической, ни экономической подоплёки. Всё теряются в догадках...