В оппозиции
24 июля 2019 г.
Полицейский реванш и его последствия



Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать».

На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков. По понятиям путинского окружения, это был акт глубочайшего унижения. Причем не только конкретного министра, но и для Кремля в целом. Ведь построенная им правоохранительная система не может ошибаться (НКВД, как известно, не ошибается). Ответка последовала мгновенно.

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.

Правоохранители ответили по полной. Хватали всех без разбора. Некоторых били всерьез. Из 1500-2000 участников, по данным ОВД Инфо, были задержаны больше полутысячи человек. Сигнал совершенно очевиден. Общественности дали понять: то, что вам удалось выцарапать Голунова, — лишь стечение неприятных для нас, силовиков, обстоятельств, никаких послаблений не ждите. Не отпустим никого. Кремль убежден, что произвол под прикрытием судебных постановлений остается эффективным способом управления страной. Так будет и впредь.

Скорее, наоборот, теперь Путин будет еще больше завинчивать гайки. До полного срыва резьбы. После полицейского погрома, произошедшего 12 июня, такой срыв представляется совершенно неизбежным. Полицейские дубинки — отличный инструмент для запугивания, то бишь для поддержания того, что Кремль именует «стабильностью». Только вот ими не выколотишь растущее раздражение многих тысяч людей (что фиксируется неподконтрольными социологами). Стало быть, не за горами момент, когда это раздражение очевидной несправедливостью, пропитавшей все поры путинского государства, обернется протестом, против которого не поможет никакая нацгвардия.  Делая ставку на запугивание, на репрессии, Кремль закрывает для себя возможность стравить давление в котле. Лазейка, которую оставляют — а именно: возможность кулуарных переговоров с властью, когда несправедливость очевидна, — вряд ли сможет кого-то удовлетворить в условиях всеобщего кризиса.

В то же время никуда не уйти от того, что марш 12 июня в очередной раз выявил главную проблему отечественной оппозиции — органическую неспособность договариваться по вопросам тактики. Для коренных изменений в стране неспособность верхов управлять, а низов — жить по-старому должны быть дополнены наличием в стране авторитетной политической силы, способной выдвинуть лозунги, которые разделялись бы существенной частью населения.



Возможно, что таковыми могут стать требования прекратить полицейский произвол, от которого сегодня страдают все слои российского общества. При этом актуальным может быть требование пересмотра не только пресловутой 228-й «наркотической» статьи УК, но и всего комплекса принятых в последние годы законов, которые фактически ликвидируют конституционную свободу собраний и шествий. Речь идет и о законах, и об устоявшейся практике, когда суды, как в случае с «наркотической» статьей, автоматически принимают на веру любые глупости, написанные в полицейских протоколах, вроде обвинения в выкрикивании «антиправительственных лозунгов» и препятствовании движению пешеходов.

Не исключаю, что борьба за отмену этих репрессивных статей и репрессивной практики сможет объединить разные оппозиционные силы, так, как в конце 80-х оппозиция объединилась в борьбе за отмену пресловутой 6-й статьи советской конституции…


Фото: 1-2. Россия. Санкт-Петербург. Участники акции в поддержку журналиста И. Голунова. 11 июня МВД России приняло решение прекратить уголовное дело в отношении журналиста интернет-издания "Медуза" Ивана Голунова, обвиняемого в покушении на сбыт наркотиков, в связи с недоказанностью его причастности к преступлению. Петр Ковалев/ТАСС














  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.
В блогах
12 ИЮНЯ 2019
Виктор Шендерович: Не жалуйтесь потом, Иван. Когда вас в очередной раз положат вниз лицом, никто не дернется. Вы же и отучите дергаться...
Глоток свободы и его послевкусие
11 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Беспрецедентный с 2011 года взрыв общественного возмущения, связанный с арестом журналиста-расследователя Ивана Голунова по наглому и чрезвычайно небрежно сфальсифицированному обвинению, весьма ясно продемонстрировал: отстроенная за 20 лет Владимиром Путиным система госуправления подходит к своему завершению (предсказывать как скоро это самое «завершение» наступит, сейчас вряд ли кто-нибудь рискнет). В полном соответствии с незабвенной формулой низы не хотят, а верхи не могут жить по-старому. Подведомственные граждане, даже те, кто еще вчера демонстрировал лояльность режиму, вдруг ощутили, что с них хватит.