Что делать?
12 декабря 2019 г.
Демократия по-литовски
2 СЕНТЯБРЯ 2019, МИХАИЛ САРИН

ТАСС


Демократия, возникшая в древних Афинах и существующая во многих странах сейчас, всегда имеет два признака – свободу собраний и честные выборы. Третий признак, который является гарантом существования демократии, это реальная политическая конкуренция. Все остальное (разделение властей, независимый суд, свободная пресса) – это фактически результат наличия демократии. Если нет перечисленных признаков, невозможно достичь результатов ни по отдельности, ни вместе. Как обстоит с этим в России, судить российскому читателю. Я же хочу рассказать, как обстоит дело в Литве.

Сначала о свободе собраний. Считается, что размер греческого полиса определялся тем, что все население могло собраться на центральной площади. И принять то или иное решение. Правда, рабы в этом участия не принимали, но их за граждан не считали. В основе демократии с тех пор лежит право граждан на свободу собраний. Но вернемся к современности. Вот, что пишет в 2017 году сотрудник Бурятского государственного университета С.Ю. Колмаков в статье «Конституционные основы свободы собраний в странах постсоветского пространства»: «Совершенно по-особому свобода собраний регулируется в Литве. Ни в одной из стран постсоветского пространства не встретишь такой формулировки провозглашения свободы собраний: «Нельзя запрещать или препятствовать гражданам собираться без оружия на мирные собрания» (ст. 36 Конституции Литвы). Ее особенность в том, что свобода собраний не провозглашается на конституционном уровне, а защищается государством, не будучи декларированной, что соответствует естественно правовой концепции, которая предполагает, что права и свободы не предоставляются государством, а существуют в природе. Данное предположение подтверждается тем, что Литва – единственная из стран бывшего СССР, которая на конституционном уровне провозглашает основные права и свободы естественными. Так, ст. 18 Конституции Литвы гласит: «Права и свободы человека являются естественными»». У россиянина, прочитавшего эту цитату, естественно (употребим еще раз это слово) возникает вопрос, а как это соблюдается в жизни? 

Расскажу об этом на примере состоявшейся в Литве в 2018 году забастовки педагогов.  В конце 2018 года профсоюз работников просвещения (ПРП) потребовал с 1 января 2019 года увеличить зарплаты учителей на 20%. Министерство просвещения (МП) заявило, что для этого потребуется 285 млн евро, а в бюджете запланировано 187 млн. Чтобы выполнить требования ПРП, необходимо согласие всего правительства, а не только МП. Договориться ни с МП, ни с правительством не удалось. И педагоги объявили бессрочную забастовку. Вот заголовки сообщений в СМИ:

12 ноября. «Началась забастовка учителей».

27 ноября. «Забастовка продолжается. Учителя вышли на улицы».

3 декабря. «Премьер призывает бастующих педагогов вернуться в школы».

5 декабря. «Бастующие учителя обратились к президенту».

10 декабря. «Пошла пятая неделя забастовки учителей».

Дело дошло до того, что учителя заняли помещения МП и ночевали там, сменяя друг друга. При этом полиция их оттуда не выгоняла, хотя в «Законе о собраниях» запрещается проводить собрания в помещениях органов государственной власти и управления. Такая «мягкость» властей объясняется именно наличием политической конкуренции. 

Правительство коалиции аграриев и социал-демократов подвергалось настолько ожесточенной критике консерваторов, находившихся в оппозиции, что даже стало обвинять консерваторов в том, что это они организовали забастовку учителей, пользуясь помощью спецслужб России… Пришлось вмешаться президенту Дале Грибаускайте, которая объяснила премьеру, что в данном случае российские спецслужбы не при чем. Это один из примеров, показывающих, что политическая конкуренция и свобода собраний – вещи связанные. Чем же кончилась забастовка, в которой участвовали около 4000 учителей? Отставкой руководительницы МП. И последнее сообщение СМИ:

20 декабря. «…забастовщики покинули здание МП с песнями и благодарностями в адрес нового руководителя МП Рокаса Масюлиса. Профсоюзы и министр договорились, как усовершенствовать модель штатного расписания. Новый порядок вступит в силу с сентября будущего года». Явный компромисс – штатное расписание будет изменено в соответствии с требованиями протестовавших, но не с 1 января, а с сентября, что позволит правительству уложиться в бюджет 2019 года.

Теперь о политической конкуренции в Литве подробнее. Как и во всех республиках СССР, в Литве была одна партия – КПСС. Первым секретарем с 1988 года был Альгирдас Бразаускас, выпускник Каунасского политехнического института, прошедший все ступени партийно-хозяйственной лестницы (больше хозяйственной). Он пользовался в Литве достаточным уважением. В ходе процесса демократизации в СССР в Литве сразу же возникло движение «Саюдис», которое вначале называло себя Литовским движением за перестройку (ЛДП), хотя на самом деле ставило целью независимость Литвы. Компартия во главе с А. Бразаускасом поддерживала Саюдис, но выступала за постепенный выход из СССР. Так возникли две политические силы, которые ставили одну цель, но предлагали разные тактики.

Каждая имела свой круг сторонников, каждая имела своего яркого лидера (у Саюдиса это был профессор консерватории Витаутас Ландсбергис). Первое «соревнование» состоялось в ходе прошедших 26 марта 1989 года выборов народных депутатов СССР. Из 42 выделенных Литовской ССР мандатов 36 досталось кандидатам Саюдиса. Такую же убедительную победу они одержали на выборах в Верховный совет Литовской ССР 24 февраля 1990 года. Кандидаты Саюдиса получили 101 мандат из 141. На первом же заседании вновь избранного Верховного совета 11 марта 1990 года был принят Акт восстановления независимости Литвы. Оставшиеся в меньшинстве коммунисты поддержали это решение. 

Так в Литве сложилась система реальной политической конкуренции. Эта система показала свою эффективность через два года, на выборах в Сейм независимой Литвы осенью 1992 года. Партия коммунистов взяла убедительный реванш, получив 73 (из 141) депутатских мандата. Правда, к этому времени она уже была переименована в Демократическую партию труда Литвы (ДПТЛ). А на следующих выборах в 1996 году ситуация вновь изменилась. ДПТЛ получила всего 12 мест, а победу одержала партия Союз отечества – консерваторы Литвы, которая фактически была сформирована на базе Саюдиса. Она получила 70 депутатских мандатов. Такие «зигзаги» в настроениях избирателей вполне объяснимы. В 1989–1990-х  годах у всех было одно желание – независимость. Ее более уверенно обещал Саюдис. И независимость была объявлена. Последовавшие события – экономическая блокада со стороны СССР, трагедия января 91 года, распад СССР, экономические реформы, которые прошли в Литве одновременно с Россией с января 92-го – показали, что независимость не принесла мгновенного благосостояния. И люди вспомнили, что при секретаре компартии Альгирдасе Бразаускасе жилось получше… Вот бывших коммунистов и выбрали. А когда выяснилось, что и у них не особенно получается, настроения «качнулись» обратно. Политическая конкуренция позволила народу «менять власть» без «майданов» и демонстраций, через выборы.

К выборам в сейм 2000 года ситуация стабилизировалась. В Литве, как и в других постсоветских странах, заканчивался постсоциалистический переход, включающий в себя две последовательные фазы – трансформационную рецессию и восстановительный рост. Именно на первую фазу пришлось правление ДПТЛ, чем, возможно, и определилось ее поражение в 1996 году. А сменившие их консерваторы попали на вторую фазу, во время которой благосостояние улучшалось. Поскольку и независимость была уже несомненной, острота политической конкуренции снизилась. ДПТЛ получила 26 мест, а консерваторы всего 9. Зато на этих и всех последующих выборах появлялись новые партии, на которых избиратели возлагали новые надежды. В 2000 это были либералы, в 2004 – Партия труда. Тем не менее, конкуренция между левоцентристами, которых представляла все та же бывшая компартия, называвшаяся уже вполне традиционно – социал-демократы, и правоцентристами (бывшим Саюдисом), называвшимися не менее традиционно христианскими демократами, продолжалась. Новые партии примыкали к одним или другим. В 2008 году эти две партии опять поделили места в Сейме (христианские демократы – 45, социал-демократы – 25), а в 2012 разница составила совсем немного – 33 и 38 мест.

Сложилась система, о которой писал Егор Гайдар: «В условиях стабильного, богатого постиндустриального общества… как правило, формируются две противостоящие друг другу политические силы. … Партии правого центра отстаивают интересы налогоплательщиков, партии левого центра – интересы групп населения, получающих социальные выплаты и льготы или заработную плату за счет бюджета. Баланс сил и стабильность в этом случае поддерживается за счет периодической смены у власти партий, занимающих разные позиции по важным для постиндустриального общества вопросам» (Долгое время. Россия в мире. Очерки экономической истории. М.: Дело, 2005). 

Однако в 2016 году произошла неожиданность. 54 мандата получила Партия крестьян и зеленых, которые в прошлом Сейме имели всего 1 место! Можно предположить, что это проявление недовольства избирателей чередованием одних и тех же политических сил, разницы между которыми почти не видно. Такое недовольство явно проявляется во Франции, да и победу Трампа можно объяснить желанием чего-то нового. Трудно сказать, продолжится ли этот процесс или западная демократия вновь вернется к право-лево центристской конкуренции. Но то, что Литва вполне вписалась в эту западную систему, очевидно.

ТАСС

Интересны с точки зрения тенденции недовольства традиционными партиями и муниципальные выборы, которые прошли в Литве в марте 2019 года. Выбирали около 1500 муниципальных депутатов и 60 мэров городов. Мэры избирались прямым голосованием жителей, муниципальные депутаты – по партийным спискам. Интересны эти выборы и тем, что кроме партий кандидатов могли выставлять и Общественные избирательные комитеты. Это организации, которые формируют на время выборов те политики, которые не хотят выставлять себя от партий. При этом такие политики выставляли от этого комитета и свой список депутатов, чтобы в случае избрания иметь свою фракцию и в муниципалитете. Так вот, из 1500 избранных депутатов более 300 были кандидатами этих комитетов. Два кандидата в мэры Вильнюса, прошедшие во второй тур, баллотировались не от партий, а от своих комитетов. Этот результат говорит, вроде, о том, что две упомянутые «интересности» совпадают. 

С другой стороны, традиционные партии тоже получили 264 мандата (христианские демократы) и 259 (социал-демократы). И новая правящая партия, аграрии, получила 216 мандатов. Так что в Литве, как на Западе, что будет – неизвестно. То ли сохранится тенденция перехода от представительной демократии к реальному народовластию, то ли вернется система двухпартийной конкуренции. В частности, вопрос о введении в Литве двойного гражданства будет решаться не в Сейме, а путем референдума.  В заключение несколько слов о главных выборах, президентских. Литва – парламентская республика, реальное руководство осуществляет правительство, которое формируется Сеймом. За все время независимости в Литве было три президента. Сначала это был Альгирдас Бразаускас, общепризнанный лидер страны, который был президентом с начала 1993 до конца 1998 года. Последние годы его президентства пришлись на время правления консерваторов, которые всячески старались его дискредитировать. И он не выставил свою кандидатуру на следующий срок. Не выставил своей кандидатуры и лидер консерваторов Витаутас Ландсбергис. Президентом стал приезжий, американский литовец Вальдас Адамкус. После его первого срока президентом стал Роландас Паксас, но он был подвергнут импичменту меньше, чем через год (это отдельная история). После этого президентом вновь стал Вальдас Адамкус. И, наконец, последние 10 лет президентом Литвы являлась Даля Грибаускайте. В этом году прошли новые президентские выборы. Перед ними живо обсуждались итоги президентства Д. Грибаускайте. Вот несколько высказываний.

Лауринас Кащюнас, депутат Сейма: «Увы, обе каденции Д. Грибаускайте можно охарактеризовать одной фразой – нечуткость к людям. За десять лет бедность, расслоение и неравенство в Литве лишь усугубились». Витаутас Думбляускас доцент ун-та им. М. Ромериса: «За десять лет в литовской политике так и не появились личности сильнее ее. Поэтому она почти всегда была победительницей, хотя не всегда была права». Лаурас Белинис профессор ВГУ: «…десятилетие Д. Грибаускайте было не столько исторически значимым и драматичным, сколько стратегически недальновидным».

TASS

Как видим, солидные люди говорят совершенно свободно и разное. Встречаются в прессе высказывания и более восторженные, и более критические. Но никто никого за оскорбление власти не арестовывает. Литва – страна демократическая. И на новых президентских выборах, которые состоялись 12 мая, репутацию демократической страны Литва полностью подтвердила. Участвовало 9 претендентов. Лидировали трое – действующий премьер от правящих аграриев Саулюс Сквернялис, экс-министр экономики в правительстве консерваторов Ингрида Шимоните и независимый кандидат, известный экономист Гитанас Науседа (на фото). Двое последних и вышли во второй тур с результатами, отличающимися на 0,2%. Кандидат правящих остался на третьем месте. Второй тур состоялся через две недели. Убедительную победу одержал Гитанас Науседа, набрав почти 66%. Эта победа как будто подтверждает, что традиционные партии теряют популярность. С другой стороны, последующие события показали, что сами «традиционные политики» так не думают. В Сейме «заварилась каша» по формированию новой правящей коалиции. Фактически социал-демократы – трудовики потребовали себе должность спикера. И политики совершенно не думали о слаженности работы правительства, а «торговались» за должности. Новый президент «разрулил» ситуацию. Опять признак демократии – разделение властей… Спикер – аграрий остался на своем посту, новая правящая коалиция сформировалась из представителей четырех партий и образовала кабинет, который президент назвал «лучшим из тех, которые можно было сформировать». Ободренный этой прохладной оценкой, Кабмин приступил к работе…

Фото: 1. Lithuanians gather for an anti-parliament rally at Independence Square, in front of the Parliament Palace in Vilnius, Lithuania, Thursday, March 15, 2018. AP Photo/Mindaugas Kulbis/TASS
2. VILNIUS, May 7, 2019 A kid casts a vote for her mother in the presidential elections and two referendums in Vilnius, Lithuania, May 7, 2019. Advance voting kicked off on Monday in the Lithuanian presidential elections and referendums on dual citizenship and the number of parliament members. For the first time in Lithuania, the advance voting is held for five days. © Xinhua via/ZUMA Wire/TASS
3. Президент Литвы Гитанас Науседа. Mindaugas Kulbis/AP/TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Инструменты гражданского влияния на власть
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дискуссии на форуме ОГФ-2019 оставили хорошее впечатление. Но удивительно, что, говоря о гражданских правах, выступающие не конкретизировали их. Между тем, мировой опыт говорит, что, как минимум, должны быть обеспечены: - доступ к информации органов власти, - право гражданина подать иск в защиту интересов группы или неопределенного круга лиц, - право граждан на частное обвинение, в том числе госслужащих, нарушивших закон. Поговорим об этом подробнее.
Свобода. Выборы. Общее дело
5 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Продолжаем публикацию наиболее интересных материалов Общероссийского гражданского форума, прошедшего 30 ноября 2019 года. Многолетние требования к власти создать условия для проведения честных выборов показали свою неэффективность. Ситуацию могут исправить только коллективные действия гражданского общества: общественных объединений, профессиональных и активистских групп, вне зависимости от сфер деятельности. 
Почему верховенство права важно для каждого
2 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В Москве 30 ноября2019 г. состоялся очередной Общероссийский гражданский форум. На нем рассматривались, в частности, такие вопросы: как добиться в России справедливости и равенства граждан перед законом, что такое правовое государство и правовая законность, почему нам нужны честные выборы и подлинный федерализм? ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ публикует с сокращениями и комментариями некоторые обсуждавшиеся на форуме материалы.  
Сменить вектор власти
13 НОЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Можно ли в России создать такую общественно-политическую систему, где решающими будут интересы простого народа? Можно ли установить справедливость в условиях рынка, частной собственности, свободы слова и верховенства права? То есть отбросив несбыточные коммунистические утопии? Можно. Пример тому наши соседи — Швеция, Финляндия, Норвегия, Правда, у наших народов разная история. В Скандинавии древние корни народного представительства и контроля власти. Викинги выбирали своих королей, и королевская власть была ограничена представительными органами.
Как отобрать порядочных и квалифицированных депутатов
10 НОЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Чтобы уйти от самодержавия, провести назревшие реформы, потребуются квалифицированные специалисты. И как это ни звучит для россиян непривычно, нужны квалифицированные и порядочные  депутаты, способные утвердить «правильное» правительство и контролировать бюрократию.  Рассмотрим в качестве примера Швецию. Хотя Швеция — парламентская монархия, но король Швеции — всего  лишь  национальный символ. Никаких властных полномочий он не имеет. Всем заправляют представители граждан — депутаты парламента и назначенное ими правительство. Формирует правительство и назначает премьер-министра партия или коалиция партий, имеющая большинство.
Почему так бедно живем?
4 НОЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
По данным официальной статистики, заработки россиян значительно ниже, чем в Западной Европе. Например, в Германии средний заработок составляет около 1800 евро, это примерно в восемь выше средней зарплаты в наших регионах (при вполне сходных ценах на продукты и услуги). Почему? Работать не умеем, изобретать? Ответ прост: народ живет так, как позволяют ему обычаи и предписания сильных мира его, оформленные в указаниях власти, законах и неформальных «понятиях». Таджики не создали производство смартфонов, а американцы сумели.
 Наш архетип: проблемы модернизации 
17 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Движение общества  возможно по одной из трех траекторий: деградация, стагнация или  восходящее развитие. Крах Российской империи, а затем и СССР свидетельствуют: политический режим, не способный обеспечить национальное развитие, неизбежно рухнет, увлекая за собой государство. К сожалению, сегодняшняя социально-экономическая ситуация вновь свидетельствует о стагнации, начиная с 2013 г. Почему Россия, страна богатейших природных ресурсов и многомиллионного талантливого народа, несмотря на многолетнее нефтедолларовое изобилие погружается в  глубокое неблагополучие?
Тормоз прогресса – наша аморальность
4 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Почему Ниал Фергюссон в своей книге «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира» среди причин мирового первенства Европы в своем развитии не назвал господствующие нравственные приоритеты ее жителей, мораль, ставшую доминирующей? Не знаю. Приведу определение: «Мораль – это нравственные ориентиры, т.е. доминирующие в обществе представления о хорошем и плохом, о добре и зле, нормы поведения, вытекающие из этих представлений». Полагаю, что культура народа и его мораль влияют на темпы развития любой страны. 
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 2
25 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. (Продолжение)
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.