Хозяева страны
13 декабря 2019 г.
Закрыт последний клапан
22 ОКТЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Главный начальник страны и его лизоблюды уж точно превзошли Бурбонов. Они забыли все уроки истории и ничему не научились. Владимир Путин своим указом превратил Совет по правам человека из органа, неприятного главе государства, в орган совершенно бессмысленный. Под предлогом ротации оттуда изгнали людей, старавшихся инициировать разбирательства по наиболее вопиющим нарушениям прав россиян, полицейским расправам, махинациям властей на выборах. Отставленными оказались Екатерина Шульман, Павел Чиков, Илья Шаблинский, Евгений Бобров. Уволен (формально по возрасту) и глава СПЧ Михаил Федотов, который не смог или не захотел заставить этих людей замолчать. Их места заняли лояльные властям деятели, которые уже заявили, что предполагают яростно бороться… за права соотечественников за рубежом (где они, как трендят телепропагандисты, постоянно попираются украинскими бандеровцами и прибалтийскими националистами), а также против социального неравенства (в полном соответствии с невыполнимыми указами Путина В.В.). То есть СПЧ обречен стать пропагандистским инструментом Кремля.

При этом решение о переформатировании совета, превращение его в еще одно пятое колесо российского государства, вроде Общественной палаты (неслучайно главным по правам теперь стал Валерий Фадеев, бывший секретарем этой палаты, сделавший ее совершенно бессмысленной), было, скорее всего, чисто ситуативным. Приближенные знали: главному начальнику предстоит эта ежегодная мука, встреча с людьми, которые упорно говорят о несправедливости, подлогах и подтасовках во внутренней политике государства, которое уже двадцать лет процветает под строгой, но справедливой рукой нашего бессменного. При этом одернуть этих зануд не получается – правду говорят, дело знают, формулируют весьма точно. Не лучше ли вовсе от них избавиться, и тем самым обеспечить хорошее настроение Владимиру Путину, а себе — благорасположение президента. Получилось, как с российским самодержцем Николаем II, который радостно соглашался распустить в очередной раз так раздражавшую его Государственную Думу.

Побочным результатом как тогда, так и теперь, сто лет спустя, становится перекрытие последнего клапана, позволявшего хоть как-то стравить пар в закипающем российском котле. Кремль, параноидально страшащийся «цветной революции», окончательно отказывается от общения с обществом, предлагая ему без лишних разговоров выполнять указания высшей власти. Несогласным же обеспечены дубинки, а также приговоры по абсурдным обвинениям, но с реальными сроками. Конечно, правы те, кто пишет: в условиях, когда значительная часть населения не считает нужным выступать в защиту собственных прав, СПЧ был обречен на вечное поражение. Его петиции игнорировали, его советами пренебрегали. Однако эти люди были важны власти своей готовностью к диалогу, пусть конфликтному и неприятному. Их существование создавало пусть иллюзорную, но все-таки надежду, что эта власть сохраняет договороспособность, что от нее можно добиться справедливости. И это могло ослабить политическую напряженность. Наверное, этими соображениями и руководствовался Сергей Киреенко, который, как говорят знающие люди, способствовал направлению в СПЧ Шульман, Чикова и Шаблинского. Но, как видим, представление о способности хозяина Кремля хотя бы выслушивать неприятную правду оказалось сильно завышенным. Путин явно предпочитает собеседников, поддакивающих и выпрашивающих для себя каких-то преференций. Только они совершенно бесполезны в случае настоящего внутриполитического кризиса. Да, пока что жизненный уровень опускается довольно плавно, и подведомственные граждане предпочитают прятать раздражение. Однако в случае резкого ухудшения условий жизни ситуация может повернуться так, что Кремлю срочно понадобятся те, с кем можно вести диалог. Те, от которых так успешно он избавился сегодня… 

 
Фото: Россия. Москва. Заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека в администрации президента РФ на Старой площади. Артем Геодакян/ТАСС












  • Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.

  • Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 

  • Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута. В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Попытки так или иначе избавиться от мемориалов памяти жертв репрессий куда лучше торжественных речей иллюстрируют историческую политику «на местах».
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2019
Ян Рачинский: Тверской прокурор имеет шансы войти в историю. Он решил проверить, соответствует ли размещение мемориальных досок на фасаде медицинского университета принятым много позже правилам.
Доцентов проверят психиатры. А кто проверит депутатов?
29 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутат Госдумы устроен просто. Все его поведение и внутренний мир описывается классической схемой: стимул-реакция. Увидел рост протестной активности – принял закон о гражданах-иноагентах. Ну, или запретил что-нибудь еще в интернете. Лучше и то, и другое. А тут вот доцент Соколов убил и расчленил свою любовницу, которая к тому же была ранее его аспиранткой. Общественность взволнована, пытается кивать на Военно-историческое общество, в котором доцент Соколов состоял. А там начальником министр культуры РФ Мединский, кстати, приятель доцента Соколова. Одним словом, публика явно не туда гневается. Нужные люди из числа пригожинских пытались направить публичный гнев в нужное русло.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Надо заодно всех учителей школы проверять на психическое состояние. И, кстати, всех депутатов Государственной думы и сенаторов. Потому что их работа не менее важна...