Цензура
29 марта 2020 г.
В плотине появились бреши. Максима Галкина прорвало
11 НОЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

На данный момент ролик с концерта в Новосибирске, на котором артист Максим Галкин произносит страшные вещи, посмотрели уже больше миллиона человек. Боже мой, боже мой, чего только со сцены не сказал известный артист! Над Путиным пошутил весьма зло, про цензуру высказался, с совком нынешнюю ситуацию сравнил. Слушайте, людям за меньшее статью вменяли. То есть, обнажив всю свою экстремистскую сущность, популярный артист проявил очевидное «неуважение к власти» и на «двушечку» точно наговорил. Впрочем, пойдем по порядку. Про президента: «А Путину уже самому скучно с нами, понимаете. У нас проблемы, у нас пенсии не те, там не то сделали, тут не то. А он уже другими масштабами мыслит. Он уже Марс мысленно завоевывает. Мы тут ноем как нам дальше жить, а он нам: "Потерпите, затяните поясок". И мы все затягиваем – кто на поясе, кто на шее». Про цензуру: «У нас с точки зрения телевидения советские времена вернулись. В худшем смысле слова, потому что нам не дают времени обмозговать. Разжевывают сразу, говорят – это враги, это нет, вы туда, вы – сюда. Мы сидим, боимся, что нам дадут коленом в челюсть». Про Украину: «Нам рассказывают про Украину, все время рассказывают про Украину. Меня уже так это достало. Я же не в Украине живу, что вы про нее все время говорите. Вы про нас расскажите! Такое ощущение, что у нас все наладилось и осталось только украинцам помочь…» А потом Галкин высмеял телеведущих Соловьева и Шейнина. Не то, чтобы очень смешно, но абсолютно точно и весьма обидно. Те, разумеется, наперебой принялись отвечать.

Приводить жалкое бормотание мастеров пропагандистского слова, которых ткнули рожами в их собственное дерьмо, я не стану. Владимир Соловьев с Дмитирием Киселевым выразили искреннее удивление. Дескать, какая цензура, не видели никакой цензуры и слова-то такого не знаем, в первый раз слышим. Ведущий первого канала Артем Шейнин даже попытался пошутить. Посетовал, что Галкину долго не дают звания «народного артиста», вот он злится и переживает. В поддержку коллеги по телевизионному цеху высказался только Владимир Познер. Телепатриарх прямо заявил: «Он прав. Но так на всем нашем телевидении, не только на "Первом канале". Нет такого канала, где, если говорят о политике, можно говорить все. Это, что, неожиданная для нас вещь? Мы этого не знали?» Да, знали, конечно, но вот со сцены из уст одного из популярнейших в стране артистов давно не слышали…

То, что однажды такое произойдет, сомнения не вызывало. Признаться, я предполагал, что первым не выдержит Ургант, который, впрочем, время от времени позволяет себе брякнуть что-нибудь такое рискованное, но все же не столь прямо и однозначно. Но прорвало Максима Галкина. Причина понятна – у зомби предела нет, а у живого человека предел есть. Галкин, судя по всему, своего достиг. Когда уже невмоготу, когда тошнота от всей этой мутной мерзости подкатывает к горлу, сил сдерживаться не остается. И Галкин не сдержался. Зато сейчас ему хорошо и легко. Интересно, обрушатся ли теперь на его голову репрессии?

Прямо скажем, идеологические власти попали в непростую ситуацию. С одной стороны, кажется, что особо терроризировать популярного артиста не стоит. Артисты – они же как дети. Ну, ляпнул он чего-то там про Путина, про цензуру, но стоит ли его закапывать? А вдруг народ из-за этого расстроится и выйдет себе дороже? С другой стороны – совсем никак не отреагировать тоже невозможно. Тогда же другие решат, что уже все дозволено, что петля ослабла и со сцены теперь можно нести все, что в голову придет. Кроме того, генералы пропагандистские роптать начнут. Дескать, нас тут помоями поливают, а вы мер не предпринимаете. А чего ради тогда мы все это говно хлебаем? Так что, думаю, Максима Галкина все же окоротят – уберут из большинства эфиров, подрежут концертную деятельность. Не сомневаюсь: он понимал, на что шел. Последуют ли за ним другие? Вне всякого сомнения. Впрочем, поток «заговоривших» не будет бурным, полноводным и стремительным. Цех этот уже весьма тщательно отфильтрован, и не так много так осталось людей, которые в принципе способны на столь отчаянный по нынешним временам жест. Но такие наверняка найдутся и помимо рэперов, которые уже какое-то время демонстрируют вполне внятную позицию…

А Максима Галкина я от всего сердца поздравляю! Очень за него рад, ну и за всех нас…       

 

Фото: Михаил Почуев/ТАСС













  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.