Белорусское зеркало
28 ноября 2020 г.
Лукашенко поехал в тюрьму. Не под конвоем, а с охраной
12 ОКТЯБРЯ 2020, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

В конце минувшей недели «президент» Беларуси Александр Лукашенко совершил два, прямо скажем, совсем нетривиальных поступка. В пятницу на совещании «по актуальным вопросам» он неожиданно рассказал собравшимся поразительные детали отъезда за границу своей соперницы на прошедших президентских «выборах» Светланы Тихановской. Как следует со слов г-на Лукашенко, из экс-кандидата на высший государственный пост собирались сделать «сакральную жертву». Штаб оппозиции будто бы собирались поджечь, когда в нем находилась Тихановская. Но та, почуяв недоброе, сама попросила власти спасти ее, что те, разумеется, сделали. «Мы понимали, что может быть беда. И я отдал распоряжение: мы под охраной, по ее желанию, с людьми, о которых она попросила, чтобы ее сопровождали, вывезли в Литву к детям. И когда она сказала, что у нее нет денег, чтобы там прожить, я распорядился, и с госпредприятия взяли 15 тысяч долларов и отдали ей. "Большое спасибо вам", – плакала на шее. Вывезли».



Казалось бы, вся эта оскорбительная бредятина должна была послужить поводом для немедленной гневной отповеди со стороны лидера белорусского протеста. Но г-жа Тихановская отреагировала на фантастическую историю спустя почти два дня во время телефонного разговора с мужем, который ждет суда в минском СИЗО. К слову, это был их первый разговор за все четыре месяца, что Сергей Тихановский находится под арестом. В ответ на его саркастическую реплику о пятнадцати тысячах долларов она кратко отшутилась: «Ну, плюс еще девятьсот тысяч за диваном». Честно признаюсь, мне такая реакция кажется довольно странной. Впрочем, странностей в тот уикенд хватало. В субботу Александр Лукашенко поехал в СИЗО КГБ пообщаться с лидерами оппозиции.



Первым фотографию, которая уже облетела все мировые агентства, опубликовал телеграм-канал «Пул Первого». На ней, помимо не свергнутого диктатора, несколько членов Координационного совета оппозиции и политтехнолог Виталий Шкляров, который к нынешнему белорусскому протесту вообще никакого отношения не имеет. Он просто оказался, что называется, не в то время и не в том месте – приехал в республику навестить родственников. За «стол переговоров» прямо из камер изолятора привели экс-кандидата в президенты Виктора Бабарико, его сына и главу предвыборного штаба Эдуарда и еще несколько оппозиционеров, двоим из которых, Юрию Воскресенскому и Дмитрию Рабцевичу, уже на следующий день изменили меру пресечения – их посадили под домашний арест. Встреча продолжалась более четырех часов, ее детали остаются в секрете. Известно только, что обсуждались подробности предстоящей конституционной реформы. Характерно, что Марию Колесникову до президентского тела не допустили. Побоялись, видимо, что она может нанести ему какой-нибудь урон.

Беспрецедентный (кажется, в буквальном смысле этого слова) формат встречи «главы» государства с частью оппозиционного истеблишмента никаких чувств, кроме омерзения, вызвать не может. Разумеется, это – чудовищная низость и подлость использовать заложников для собственных пиар-акций. Мы же даже не знаем, добровольно ли эти люди согласились проводить круглый стол с узурпатором в столь драматичных обстоятельствах или их вынудили угрозами. Задумка Лукашенко, а вернее – его московских кураторов, на поверхности. Он пытается продемонстрировать всему миру и собственному народу готовность к переговорам и стремление к переменам. Вон, даже не погнушался поехать в тюрьму поговорить с врагами государства. Дескать, хватит уже шататься по улицам, давайте перейдем к «конструктивному диалогу». Типа, мы все белорусы, живем в одной стране, которой хотим только добра и процветания.

Должен признаться, что еще в минувшую субботу ваш покорный слуга на своей странице в Фейсбуке высказал предположение, что, поскольку взят курс на «гуманизацию» образа белорусского диктатора, воскресные марши по стране, скорее всего, пройдут более или менее спокойно, без излишних кровопролитий. И я, к сожалению, фатальным образом ошибся. Разгон марша в Минске был одним из самых жестоких за все прошедшие месяцы. Водометы, свето-шумовые гранаты, задействование всех, какие есть, силовых структур от милиции до РУБОПа, избиения, погони во дворах – все это мы наблюдали в видеоматериалах телеграм-каналов. Следовательно, с «гуманизацией образа», видимо, решили повременить и внедрить в сознание людей более актуальные тезисы, четко объяснить нынешние приоритеты властей. А они простые – вот есть глава государства, который готов к диалогу с вменяемой частью оппозиции, даже если часть эта сидит в тюрьме. Вот таков будет формат преодоления политического кризиса. Но на «уличную вакханалию» ждите самого жестокого ответа. То есть, если не хотите «цивилизованного диалога» с властью, милости просим под дубинки ОМОНа. Вот такую стратегию на этом этапе придумали для Александра Лукашенко в кремлевской администрации.

Кстати, я заметил, что многие белорусские комментаторы, абсолютно адекватно оценивающие происходящее нынче в Беларуси, весьма нервно и раздраженно реагируют на предположения о том, что Александр Лукашенко уже находится под полным контролем Москвы. (А на каких иных условиях Путин бы взялся его спасать?) Иногда складывается впечатление, что им обидно за своего диктатора.   

ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС

EPA/TASS


Фото: 1, 5-6, 8-11. Белоруссия. Минск. 11.10.2020. Акция оппозиции "Марш гордости". Массовые акции протеста проходят в Белоруссии со дня выборов 9 августа, с первых дней акции вылились в жесткие столкновения манифестантов с правоохранительными органами. Оппозиция призывает продолжать протесты, власти требуют прекратить незаконные акции. Наталия Федосенко/ТАСС
2. Телеграм-канал Светланы Тихановской
3. Скриншот видео сайта president.gov.by

4. Белоруссия. Минск. 11.10.2020. Участники акции оппозиции "Марш гордости" на одной из улиц города. Стрингер/ТАСС

7. 11.10.2020. Акции протеста оппозиции продолжаются в Минске. AP/TASS
12.
Belarusian policemen and a water canon block a road against participants during a rally to protest against presidential election results in Minsk, Belarus, 11 October 2020. According to reports, thousands of opposition activists and supporters attended protests demanding to free political prisoners and new elections under international observation. EPA/STR/TASS   












  • Александр Федута: С самого начала было непонятно, кто должен был бастовать. Государственный сектор находится под очень жёстким контролем.

  • Коммерсант: Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что среди бастующих рабочих на заводах республики есть «ядро» людей, получающих иностранное финансирование.

  • anithing: Известен способ борьбы с забастовками, старый, как дерьмо мамонта--штрейкбрехеры. И всё закончится. Если начнётся...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Лукашенко vs Беларусь: кто – кого?
28 ОКТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Все предприятия реального сектора экономики работают в штатном режиме», – доложила пресс-секретарь правительства Беларуси Александра Исаева. «Никакого экономического ущерба абсолютно нет», – вторит ей министр промышленности. Риторика подручных Лукашенко, после того как начал действовать объявленный Тихановской ультиматум, была вполне ожидаемой.  Уверен, что никто из лидеров белорусского протеста не надеялся на то, что Лукашенко выполнит хоть одно из требований ультиматума, выпустит всех политзаключенных, прекратит избиение протестующих и уйдет в отставку. 
Прямая речь
28 ОКТЯБРЯ 2020
Александр Федута: С самого начала было непонятно, кто должен был бастовать. Государственный сектор находится под очень жёстким контролем.
В СМИ
28 ОКТЯБРЯ 2020
Коммерсант: Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что среди бастующих рабочих на заводах республики есть «ядро» людей, получающих иностранное финансирование.
В блогах
28 ОКТЯБРЯ 2020
anithing: Известен способ борьбы с забастовками, старый, как дерьмо мамонта--штрейкбрехеры. И всё закончится. Если начнётся...
Белорусы действительно невероятные. Ходят и ходят. Ходят и ходят
26 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Итак, в понедельник утром истекло время «народного ультиматума», который кандидат на должность президента Беларуси Светлана Тихановская, нынче находящаяся в изгнании, объявила две недели назад. Условия ультиматума крайне просты – от Александра Лукашенко, давно освоившего основные диктаторские навыки, требовалось уйти в отставку, освободить всех политзаключенных и надеть намордники на своих бешеных псов-силовиков. Александр Лукашенко не выполнил ни одного пункта. То есть некоторых из политзаключенных после исторической встречи в СИЗО КГБ он действительно перевел из камер под домашний арест...
Прямая речь
26 ОКТЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Если забастовка всё-таки состоится, она станет вторым, не менее важным, чем сами протесты, примером солидарности гражданского общества...
В СМИ
26 ОКТЯБРЯ 2020
ТАСС: Посольство США в Белоруссии в опубликованных рекомендациях американцам, находящимся в Минске и других городах страны, советует запастись едой, наличными...
В блогах
26 ОКТЯБРЯ 2020
Grigoriy Melamedov: Забастовка, тем более, всеобщая забастовка – для постсоветского мира совершенно новый и неизученный инструмент. Такого опыта не было даже в горбачевские годы.
Прямая речь
12 ОКТЯБРЯ 2020
Борис Пастернак: В белорусской прессе нет ни одного позитивного отклика на встречу. Поэтому последовало озверение: мол, вы не хотите разговаривать, так будет вам «винтилово».
В СМИ
12 ОКТЯБРЯ 2020
Полит.ру: В Белоруссии изменили меру пресечения двум оппозиционерам после встречи с президентом Александром Лукашенко, которая состоялась 10 октября в СИЗО КГБ.