КОММЕНТАРИИ
В регионах

В регионахПолпред, полиция и убыточные регионы

27 ЯНВАРЯ 2010 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
ЕЖ

Основным кризисом, поразившим Россию, является кризис системы управления. Что делает система, которая не умеет управлять? Она симулирует управление. На прошлой неделе Москва демонстрировала прием под названием «симуляция управления» рекордное количество раз.

Первым случаем стало создание Северокавказского федерального округа.

Для того чтобы понять, что такое Северокавказский федеральный округ, надо понимать три вещи. Первое – царский наместник на Кавказе правил Кавказом из своей резиденции в Тифлисе, а инструментом управления была армия. Хлопонин будет править из Пятигорска, а армии у него нет. По сложившейся местной традиции Кавказом управляют с помощью войска, а главным человеком является тот, у которого самое большое войско. Соответственно, главным человеком на Кавказе остается Кадыров, а после него – Еделев.

Второе – в экономическом и логистическом смысле Северокавказский федеральный округ представляет собой кусок, вырезанный из Южного федерального округа. Резервацию, от которой отделили олимпийский Сочи. Все транспортные артерии, коммуникации Кавказа и пр. – проходят через ЮФО. Создание СКФО – это просто создание еще нескольких тысяч рабочих чиновничьих мест – подразделений прокуратуры, судов, МВД, ведомств, которые в основном будут заниматься согласованием со своими коллегами из ЮФО вещей, которые до этого в согласовании не нуждались. Никаких легальных инструментов для управления округом у Хлопонина нет. Армии – нет. Бюджет в России, согласно бюджетному кодексу, распределяется на уровне субъектов Федерации либо агентств и министерств, но не на уровне округа. Премьер, правда, сообщил, что он будет «прислушиваться к мнению Хлопонина» при назначении и снятии глав регионов.

К сожалению, процедура управления под названием «прислушаться к мнению» не определена в Конституции. И если Хлопонин порекомендует, скажем, сменить Кадырова, то к его мнению вряд ли прислушаются. А во всех других случаях будут прислушиваться не только ко мнению Хлопонина, но и ко мнению любого интригана. В процедуре прислушивания ко всем мнениям и выбирания из них наихудшего и заключается процесс управления Россией.

Если Кавказ плохо управляется на уровне республики, значит, надо менять президента республики. Если Кавказ плохо управляется на уровне Кремля, значит, надо менять Кремль. Создавать еще один уровень неуправления – бесполезно. Никакие личные достоинства Александра Хлопонина, который в отсутствии армии, денег и определенных полномочий вынужден будет пытаться компенсировать недостатки управления на уровне регионов и на уровне Кремля, ничего не изменят.

Другим замечательным примером «симуляции управления» стало предложение о реформировании милиции путем разделения ее на милицию, полицию и национальную гвардию (быв. ОМОН). Еще можно переименовать милиционеров в «святых», «ангелов» или «слуг добра», но вот как сделать так, чтобы они людей не убивали?

Этот вопрос, кажущийся почему-то совершенно неразрешимым в России, был за пять лет решен в Грузии. Для этого понадобилось уволить 80% полицейских, радикально поднять зарплату новым сотрудникам и иметь президента страны и главу МВД, считающих, что полиция должна оказывать услуги населению. Последнее обстоятельство – самое главное. Не может быть коренных реформ без поддержки главы государства.

Менты стали массово убивать людей при Путине. Совершенно очевидно, что Путина это не волнует. Путин может позвонить Берлускони и выразить ему сочувствие в связи с нападением, Путин может разгневаться, когда грузины снесли памятник в Кутаиси, но Путин ни разу не позвонил жертвам ментов и ни разу не созвал совещания по этому поводу. Именно Путин создал систему, при которой беспредел мента, чиновника и силовика является главным принципом управления страной: странно было бы, если бы Путин предпринял хоть сколько-нибудь реальную попытку демонтажа этой системы из-за нескольких публичных эксцессов.

В этих условиях остается только симулировать реформы: сшить ментам белоснежную форму с крылышками за спиной, переименовать ментов в полицейских и пр.

Ну и, наконец, рекорд поставил спикер Госдумы Борис Грызлов, предложивший решить проблему убыточных регионов путем присоединения их к донорам.

Дело в том, что существующая система финансового управления Россией базируется на убеждении министра финансов Кудрина, что надо все у регионов забрать в центр, а потом чуть-чуть дать им назад. В результате этого ни у одного губернатора и мэра России нет стимула поощрять рост экономики в собственном регионе. В результате всего 13 (!) регионов России являются донорами, а размер субсидий, которые регион получает от центра, зависит исключительно от опытности его финансистов.

Например, процветающий Краснодарский край, где губернатором опытный Ткачев, при огромном бюджете в 160 млрд. руб. умудряется получать из центра дотаций на 16 млрд. рублей. А отсталая Волгоградская область, где губернатором был наивный коммунист Максюта, зачем-то бодро рапортовала, что у нее все хорошо, и при бюджете в 60 млрд. руб. получала дотаций аж на 1,5 млрд. рублей.

Очевидно, что в этой ситуации присоединять «двоечников» к донорам так же бессмысленно, как выделять из ЮФО заповедник экономических инвалидов под названием СКФО или переименовывать милицию в полицию.

Коллаж: ЕЖ

Обсудить "Полпред, полиция и убыточные регионы" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
Как Алексей Анатольевич затроллил Дмитрия Анатольевича // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь //
В СМИ //
Мое покаяние // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Нас видно? // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Скучные выборы // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Стерильные выборы // ИВАН СТАРИКОВ
Итоги недели. Аватар-2 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Провинциальная империя ФСБ // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ