В оппозиции

Терминологический спор о том, какие российские партии и движения следует причислять к оппозиции, идет давно. Мы же придерживаемся той точки зрения, что общепринятый формальный подход – проиграл выборы перешел в оппозицию – для России не актуален. Мы станем называть «оппозиционными» только те партии и движения, которые сохраняют независимость от Кремля и реально противостоят исполнительной власти.


все материалы сюжета

В начале второго тайма финала чемпионата мира по футболу, которым Владимир Путин одарил подведомственный ему народ, произошло вполне тривиальное по футбольным меркам событие. На газон стадиона выскочили несколько болельщиков, радостно по нему побегали с минуту, после чего были удалены с поля подоспевшими стюардами. Почитатели этой древней забавы прекрасно осведомлены, что время от времени такое случается в самых разных частях земного шара, а не только в тех странах, где правит безжалостная хунта. Поэтому нет ничего удивительного в том, что казус этот поначалу ничего, кроме досады и раздражения, не вызвал. 

Прямая речь, 16 ИЮЛЯ 2018

Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 

В СМИ, 16 ИЮЛЯ 2018

"Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.

В блогах, 16 ИЮЛЯ 2018

Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 

Опереточный исход мрачной трагедии всегда оставляет неприятное послевкусие. Но это уже, так сказать, вторая волна чувств. Сначала-то, конечно, захлестывает радость – человека, оказывается, не убили! Собирались, но из этой преступной затеи ничего не вышло – спецслужбы сработали профессионально и не просто спасли жизнь известному журналисту, но и изловили злодея. Злоумышленником оказался толстый дядька в белой рубашке, как следует из коротенького кино о его задержании, которое вечером вчерашнего дня обнародовала Служба безопасности Украины. Со слов представителя местных спецслужб мы знаем, что его обвиняют в подготовки нескольких терактов на территории Украины. 

Прямая речь, 31 МАЯ 2018

Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.

В СМИ, 31 МАЯ 2018

"Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.

В блогах, 31 МАЯ 2018

Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 

Несколько часов назад стало известно, что Аркадий Бабченко жив, а информация о его убийстве была частью спецоперации СБУ.

Для огромного количества нормальных людей во всем мире – это большая радость. И прежде всего для жены Аркадия, которая тоже, как и мы все, не была посвящена в операцию  СБУ. Бабченко жив, и это главное. Но остаются вопросы, на которые было бы неплохо получить ответы. Разумеется, не от Бабченко, к которому нет и не может быть никаких вопросов, кроме поздравлений, а от СБУ. Вопрос первый: насколько безальтернативным был именно такой способ спасения жизни Бабченко и обезвреживания убийц?

UPD (16:12.30.2018): СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ...

09:10. 30.05.2018.   Журналист Аркадий Бабченко убит 29 мая 2018 года в своей квартире в Киеве. Киллер ждал, когда он вернется из магазина — по словам жены, дома кончился хлеб и Аркадий пошел за ним в магазин, — и убил его тремя выстрелами в спину. Аркадий Бабченко много писал о смерти. В прошлом году он написал о ней так: «Умереть всегда страшно. И двадцать лет назад, и сейчас, и, подозреваю, даже через сто. Только страшно по-разному… К сорока годам вообще становишься осторожнее. Я вот, например, уже третий год не могу заставить себя вновь поехать на войну. В свое время я был хорошим солдатом. Я дошел до этой стадии. А сейчас я плохой солдат. Я жить хочу больше, чем умереть».

 (1/44)  Вперед