В оппозиции

Терминологический спор о том, какие российские партии и движения следует причислять к оппозиции, идет давно. Мы же придерживаемся той точки зрения, что общепринятый формальный подход – проиграл выборы перешел в оппозицию – для России не актуален. Мы станем называть «оппозиционными» только те партии и движения, которые сохраняют независимость от Кремля и реально противостоят исполнительной власти.


все материалы сюжета

Беспрецедентный с 2011 года взрыв общественного возмущения, связанный с арестом журналиста-расследователя Ивана Голунова по наглому и чрезвычайно небрежно сфальсифицированному обвинению, весьма ясно продемонстрировал: отстроенная за 20 лет Владимиром Путиным система госуправления подходит к своему завершению (предсказывать как скоро это самое «завершение» наступит, сейчас вряд ли кто-нибудь рискнет). В полном соответствии с незабвенной формулой низы не хотят, а верхи не могут жить по-старому. Подведомственные граждане, даже те, кто еще вчера демонстрировал лояльность режиму, вдруг ощутили, что с них хватит.

Прямая речь, 11 ИЮНЯ 2019

Алексей Макаркин: ...среди протестующих не только оппозиционеры, но и «лоялисты», которые тоже не хотят расширения полномочий силовиков.

В СМИ, 11 ИЮНЯ 2019

«Ведомости»: Череда административных арестов все чаще используется властью для ограничения свободы и активности оппозиции накануне массовых акций или политических кампаний

В блогах, 11 ИЮНЯ 2019

Helen Nikolaeva: В Шиес не ходят поезда, и там ждут военных-карателей, а в Москве с Волковым вот так. Вот тут, значит, заря свободы, а там и еще там - ужас и репрессии, гибридная классика.

В истории с обвинением в адрес журналиста «Медузы» Ивана Голунова есть одно ключевое обстоятельство. На сегодняшний день по поводу того, что он не виновен (а, следовательно, все дело от начала до конца сфабриковано) сложился глобальный общественный консенсус. Другая не менее существенная деталь – репрессиям подвергся не политический активист, не убежденный противник режима, а профессионал, честно и добросовестно выполняющий свою работу. Следующий серьезный раздражитель, который так же способствовал созданию условий для практически моментального взрыва всеобщего возмущения и негодования – та вопиющая, практически демонстративная небрежность, с которой это дело было состряпано. 

Прямая речь, 10 ИЮНЯ 2019

Дмитрий Орешкин: Мы переживаем не очень заметный, но переломный момент. Даже те, кто не хочет видеть «особенности» современного политического руководства, вынужден их увидеть. 

В СМИ, 10 ИЮНЯ 2019

РБК, Ведомости, Коммерсант: Мы требуем детальной проверки действий сотрудников МВД, причастных к задержанию Ивана Голунова, на соответствие законодательству...

В блогах, 10 ИЮНЯ 2019

Леонид Гозман: Попытка жестокой расправы с Голуновым – это не новое слово в российских политических практиках, а наоборот, абсолютно стандартное действие обиженного начальства.

В четверг вечером баллотирующаяся в Мосгордуму юрист ФБК Любовь Соболь в коридоре радиостанции «Эхо Москвы» попыталась спросить у главного редактора RT Маргариты Симоньян, что та думает о распределении квартир в элитном жилье среди сотрудников московской мэрии. Она, снимая происходящее на камеру, проследовала за г-ой Симоньян несколько метров, но ответа не получила. Во всей этой истории есть одна важная, я бы даже сказал, ключевая деталь. Маргарита Симоньян, что называется, в «интересном» положении, ей скоро предстоит обрести счастье материнства. Далее события последовали с космической скоростью. 

Прямая речь, 7 ИЮНЯ 2019

Николай Сванидзе: Вне зависимости от оценки действий обеих фигуранток и их общественной позиции, чисто по-человечески так поступать некорректно.